Четверг, 21.09.2017, 19:37          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
История Азербайджана [41]
ХАНСТВО [19]
Археологические памятники каменного века в Азербайджане [12]
Чёрный Январь [13]
День Геноцида азербайджанцев, 31 марта [2]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 211
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » История Азербайджана » История Азербайджана

    Исторический очерк-12

    Этническая картина Атропатены

    Этническая картина Атропатены и языковая ситуация в этой стране в эпоху античности остаются еще не совсем ясными ввиду малочисленности источников. Однако, общую картину этноязыковых изменений, происходивших в зоне Южного Азербайджана, начиная уже с начальных столетий I тыс. до н.э., представить все же можно.

    Решающую роль в этнических судьбах края сыграло, как было сказано выше, завоевание Манны мидянами, положившее конец существованию самостоятельной государственности у местных племен почти на три столетия.

    Со времени мидийского завоевания этноязыковая картина края начинает резко меняться. Общий рост общественного и культурного уровня населения земель, расположенных к югу от Аракса, диктовал необходимость общепонятного для всего населения Южного Азербайджана языка. Однако такого языка в ту пору на этой территории не было, а существовали различные языки, носители которых друг друга не понимали.

    Здесь же следует отметить, что разговоры об иранстве и неиранстве мидян, основанные на единичных и случайных фактах и толкованиях (особенно у нас в республике и не только в околонаучных кругах) следует, вне всякого сомнения, считать отошедшими в Лету. Это уже хорошо знают просто образованные люди. Имевшийся в настоящее время в нашем распоряжении мидийский языковой материал более чем достаточен, говоря словами Н. В. Юшманова, как "определитель", чтобы распознать в нем иранский язык.

    Уже сообщения античных авторов определенно свидетельствуют о том, что мидяне говорили на одном из иранских диалектов (resp. языков). Это почти несомненно вытекает также из данных одной надписи Дария I, где сказано: "Персия, Мидия, а также страны другого языка".

    Геродот сохранил предание о том, что в древности персов и мидян "называли ариями". А ариями, как известно, назывались только индусы и иранцы.

    Юстин утверждает, что парфянский язык (безусловно иранский!) - "средний между скифским (язык безусловно иранский.- Ред.) и мидийским, помесь того и другого".

    Несколько античных писателей сообщают о родстве мидян с сарматами, последние из которых вне всякого сомнения ираноязычны.

    Страбон сохранил весьма ценное свидетельство Эратосфена, использовавшего в своем труде сведения сподвижников Александра Македонского. Говоря о насельниках Персии, Мидии, Бактрии и Согдианы он пишет, что "...эти народы одноязычны до малого". Несмотря на отсутствие связных текстов на мидийском языке, мы теперь, опираясь на значительный ономастический материал и другие данные, можем с полным основанием говорить о мидийском языке и отнести этот язык к северо-западной группе иранской семьи языков, по совокупности признаков стоящий ближе к авестийскому, чем древнеперсидскому.

    Мидийский язык не исчез с падением ни Мидийской державы, ни даже Ахеменидской империи. Некоторые из мидийскйх диалектов, о которых имеются свидетельства в средневековых источниках, просуществовали вплоть до недавнего времени, местами остатки их существуют и ныне. Важно, что и в новое время эти диалекты, являвшиеся потомками мидийского языка или мидийских диалектов, были распространены, а в отдельных случаях и ныне распространены на территории исторической Мидии, т.е., там, где в древности был распространен мидийский язык и его диалекты, и в тех районах, куда основательно продвинулась мидийская экспансия и, так сказать, глубоко осели мидийские элементы, в частности, в Южном Азербайджане - будущей Атропатене (Адурбадагане). Правда, к нынешнему времени картина распространения этих диалектов очень нарушена, значительная часть их вытеснена персидским и тюркским языками.

    Несмотря на господство в Южном Азербайджане и на смежных с ним территориях мидийского этнического элемента, население региона продолжало оставаться разнородным. Здесь еще в ахеменидское время жили сагартии, мики, утии, парикании, ортокорибантии, кадусии, дарейты, пентиматы, павсики, каспии, матиены, марды, парсии, анариаки и другие племена, которые не были ассимилированы мидянами.

    Исключением является часть территории Манны, где были заметны признаки этнической консолидации, и где возможно, вырабатывался или даже выработался в какой-то мере общепонятный язык. Этот процесс приостановился в связи с падением Маннейского государства.

    Однако необходимо отметить, что следствие интенсивно протекавших ассимиляционных процессов уже в предахеменидское время маннейские племена начали постепенно сливаться с мидянами. О деэтнизации населения Манны говорит утрата самого хоронима "Манна" и этнонима "маннеи". В последний раз Манна упоминается в начале VI в. до н.э.

    От собственно маннеев уже в античное время не осталось, так сказать, и следа. Поэтому совсем не удивительно, что ни Дарий I, ни Геродот не знают ни Манны, ни маннеев. Их уже именуют мидянами.

    Благодаря завоеваниям мидян уже в доахеменмдскую эпоху в южно-азербайджанском регионе стала постепенно складываться основа для нового этнического образования, которое условно можно назвать мидийско-атропатенской народностью. Нахождение южно-азербайджанских земель длительное время в составе Мидийской державы, затем - Мидийской сатрапии, широкое расселение здесь мидийских этнических элементов способствовали окончательному формированию нового этноса в регионе, которым явился новомидийский атропатенский этнос.

    Пришлые племена не только усвоили материальную культуру, хозяйственные достижения аборигенов, но в определенной мере унаследовали также и их антропологические типы. Складывавшаяся на территории Южного Азербайджана народность состояла из потомков утративших свои языки автохтонных групп населения, смешавшихся с пришельцами. Происходил этнокультурный симбиоз.

    После мидийского завоевания Манна воспринималась внешним миром как составная часть Мидии, как Малая Мидия. Мидия Атропатена (Атропатийская Мидия, Атропатия, Атропатена) окружавшим народам представлялась как часть Большой Мидии, а население ее - мидянами. Большинство источников считает Атропатену частью Мидии (в частности, такой осведомленный автор как Страбон), называет просто "Мидией" (например, Тацит), что, по-видимому, и было официальным названием страны. Так называли этот край и много позднее. Мидянами называли население Южного Азербайджана еще надпись Дария I, а также античные авторы и вековые их соседи - армяне.

    Смешиваясь с аборигенами, мидяне привносили много своего в социальную и культурную жизнь их, меняя этнический облик края. Они как бы срастались с завоеванной страной, которая постепенно превращалась в их новую родину.

    Термины "Мидия" и "Атропатена", а также "мидянин" и "атропатенец" на протяжении веков часто употреблялись как взаимозаменяемые. Весьма наглядно прослеживается это в эпоху раннего средневековья по армянским источникам. На сей счет особенно интересным является пример с известным Ростемом, которого армянский автор VII века Себеос называет то полководцем asxarh maraц'а (Страны мидян), то князем Atrpatakan'a (т. е. Атропатены). У ал-Ма'суди тот же Ростем, погибший в битве с арабами, назван ал-азари, т. е. "азерийцем", что в конечном счете то же самое, что и "азербайджанец". Хотя письменные памятники мидийско-атропатенского языка эпохи античности до сих пор и не обнаружены, тем не менее, мы с полным основанием можем утверждать, что так называемый среднемидийский язык Атропатены был, несомненно, иранским (вывод о том, что атро-патенский - это язык иранский был принят в азербайджанской науке давно. См.: История Азербайджана. - Баку, 1958, 1, с. 49; Советская историческая энциклопедия, т. 7. с. 229) причем языком широко распространенным и имевшим богатую письменную традицию. Об этом со всей определенностью свидетельствуют не только относительно хорошо известная этнолингвистическая ситуация на территории Азербайджана эпохи раннего средневековья, которая так сказать, ретроспективно может быть спроецирована вглубь веков, но и немало других данных.

    Говоря об этнолингвистической ситуации в раннесредневековом Азербайджане следует указать, что, судя по арабским авторам, распространенные там языки были вне всякого сомнения языками иранскими. Арабские авторы в числе языков и диалектов, распространенных в Южном Азербайджане названной эпохи, упоминают азери (asari), пехлеванский fahlavi >pahlavi, и персидский (luyat-i furs).

    О языке азери, как о языке значительной части населения Юж-ного Азербайджана, говорит ал-Мас'уди. О нем сообщает Ибн Хаукаль, Йа'кут, Баладзури и др. арабские авторы. Мукаддаси определяет азери как особый "персидский", но трудный для понимания язык, отдельные слова которого похожи на хорасанский.

    Для Мукаддаси, также как и ряда других авторов IX-X вв., определение luyat-i furs (т.е. "персидский язык") означало просто принадлежность к иранской группе языков. Что азерийский язык - язык не персидский, вытекает из слов самого арабского автора, утверждавшего, что язык этот "нехорош", что он труден для понимания (с позиций знающего персидский) и т.д. В данном случае употребление определения "персидский" для азерийского языка у Мукаддаси подобно употреблению рядом других арабских авторов, в частности, Ибн-аль-Мукаффа, термина fahlavi ("пехлевийский") для обозначения языка Исфахана, Рея, Хамадана, Нехавенда и Азербайджана. Термином fahlaviyyat обозначали стихотворения, написанные на местных диалектах, прежде всего - мидийских по происхождению. Из всего того, что мы знаем о языке азери, который, очевидно, можно назвать и "азербайджанским" (конечно, не тюркским, luyat-i Asarbayjan встречается уже у ал-Бируни), следует заключить, во-первых, что еще в эпоху средневековых арабских авторов в Азербайджане говорили на азери, во-вторых, что это был, бесспорно, иранский язык, ибо он у арабских авторов приводится в одном ряду с "даря" и "пехлеви" или вместе с фарси противопоставляется кавказским языкам, в-третьих, что азери это не персидский язык.

    Анализ материалов азерийского языка, произведенный авторитетными учеными, позволяет утверждать, что язык этот относится к северо-западной иранской группе языков и что он, несомненно, был близок талышскому, сохранившему те же основные особенности фонетики, которые были свойственны еще мидийскому языку.

    Есть немало оснований думать, что диалекты, близкие к азери и современному талышскому, еще в эпоху раннего средневековья были широко распространены на территории Южного Азербайджана. Интересно, что по словам Йакута, язык жителей Мугана был близок к языку Гиляна и Табаристана. Сохранившиеся островками иранские диалекты Южного Азербайджана - Харзани, Халхали; Карингани и другие - обнаруживают значительные связи с иранскими диалектами Севере-Западного и Центрального Ирана. Ряд авторитетных ученых, считая иранские диалекты, распространенные ныне и в эпоху раннего средневековья на территории Южного Азербайджана, остатками языков, бытовавших в этом регионе в древности, полагают, что ныне сохранившиеся иранские диалекты Северо-Западного и Центрального Ирана являются реликтами некогда мощного массива.

    Чрезвычайно важно отметить, что как иранские диалекты, засвидетельствованные в Южном Азербайджане в эпоху раннего средневековья, так и ныне сохранившиеся на этой территории (и те, и другие относятся к северо-западной иранской группе) отличаются теми же особенностями, которые характеризуют мидийский язык. Поэтому можно полагать, что они являются потомками мидийского языка или вероятнее - мидийских диалектов.

    В последнее время благодаря трудам иранских ученых стало известно, что кроме талышского языка в областях Южного Азербайджана распространены близкие к талышскому диалекты - тати, харзани, такестани, халхали и др., которые можно считать потомками мидийского языка. Иранский ученый Э. Яршатер эти диалекты даже называет просто мидийскими. Интересно, что в некоторых деревнях Южного Азербайджана - в Гелин-Кая, Дизедж-Корбан, Кури, Пир-Исхак, Харзанд, Урян, Кара-Гез и др. и ныне говорят на азери.

    Теперь уже можно утверждать, что проблема талышского языка прямым образом связана с языком азери, с современными иранскими диалектами, распространенными на территории Южного Азербайджана. Это теперь. И таковое стало возможным только начиная с 30-х годов, когда вышла в свет статья Б. В. Миллера "К вопросу о языке населения Азербайджана до отуречения этой области". Но сама эта статья зиждилась на материалах языка азери, которые впервые были введены в научный обиход иранским ученым Сеидом Ахмедом Кесреви Тебризи в его капитальном труде "Азери, или древний язык Азербайджана".

    Заслуга Кесреви огромна. Он впервые выявил материалы азерийского языка, распространенного в средние века в Азербайджане, и доказал иранский характер его. Однако не будучи лингвистом и не имея по существу никакого представления об истории иранских языков, о современных иранских диалектах и т.д., он определяет азери как старый персидский язык. Правда, позднее Кесреви отказался от этой точки зрения и по существу признал положения, высказанные Б.В.Миллером, которые, кстати, были признаны таким титаном, как В. Хеннинг. Таким образом, после работ Б.В.Миллера стало возможным говорить об истории талышского языка, имевшего самые близкие связи с языком азери (следовательно, и с мидийским), о том, что талышский - типичный представитель северо-западной группы иранских языков, распространенных в свое время, а местами бытующих и ныне на территории исторической Мидии. То же самое следует сказать о чрезвычайно близком к талышскому языку тати, но уже после работ иранских ученых Э.Яршагера, А.Каранга, Н.Зока, М.Наваби, М.Мортазави и др.

    Итак, талышский, тати и ряд других языков и диалектов Южного Азербайджана являются потомками существовавшего здесь в древности большого языкового массива, главенствующим в котором был мидийский язык со своими диалектами и говорами. Иранские диалекты, засвидетельствованные на территории Азербайджана, не могли появиться здесь ни в новое время, ни в средние века - это истина, бесспорная для специалистов. Материалы этих диалектов, собранные и обобщенные в первую очередь русскими и советскими учеными, а также рядом зарубежных исследователей, не оставляют сомнения в том, что на интересующей нас территории задолго до эпохи средневековья были широко распространены иранские языки и диалекты. Причем особо следует указать, что языки и диалекты северо-западной группы, как показывают данные сравнительного языкознания, разошлись с языками персидской группы, по крайней мере, до начала античной поры.

    Следовательно, положение о том, что иранские языки и диалекты северо-западной группы были широко распространены на территории Южного Азербайджана уже в эпоху древности, не должно вызывать никакого сомнения. Столь же несомненно, что господствующим языком региона мог быть только мидийский с его диалектами. Это вытекает не только из хорошо известных фактов широкого расселения на интересующих нас территориях мидийских этнических элементов еще в эпоху античности, - из обозначения населения страны этнонимом "мидяне", а самой страны - "Мидией", распространения здесь в раннем средневековье языка и диалектов, а в новое время - диалектов, так сказать, мидийской группы, но и из других совершенно бесспорных данных. Это, прежде всего, данные древнеармянского языка. В древнеармянском языке, наряду с парфянскими и среднеперсидскими, имеется определенное количество заимствований из так называемого среднемидийского, или мидийско-атропатенского (атропатенского) языка, что позволяет нам в общем виде представить себе этот язык, письменные памятники которого, к сожалению, до нас не дошли (впрочем великий знаток иранских языков В. Б. Хеннинг считал, что одна из надписей, обнаруженных в Мцхете, написанная разновидностью арамейского письма, содержит мидийский, точнее - среднемидийский текст. Мидизмы обнаруживаются в самых ранних, относящихся ко II в. до н.э. арамейских надписях Армении. Само имя армянского царя Зареха (греч. Зариадрий)в одной из надписей передано в среднемидийской форме - Zareh. Кстати, сын этого Зариадрия Арташес (греч. Артаксий) был тесно связан с мидийским (атропатенским) кругом. К мидийским заимствованиям в древнеармянском относятся: P'ark' "слава" (от среднемидийск. farr; др. - мид. farnah, восходит к общеиранск. hvarnah; будучи дериватом неба-солнца, оно обозначало все то благое, источником чего древние мыслили небо-солнце), asxarh "страна" (от средемидийск. axsahr), maran "хранилище" (из среднемедийск. marran; др. - мидийск. marzana), zrah (zreh) "панцирь" (из среднемидийск. zrah) и др. К среднемидийским заимствованиям в армянском относятся и такие слова, как, например, vasn "для, ради", kari "очень", ganj, ginj, brinj и ряд других.

    Ряд иранских заимствований в армянском содержат формы с переходом -d>-h, чуждые парфянскому и среднеперсидокому и принадлежащие, несомненно, среднемидийскому. Возможно, заимствования с переходом -d-(-6-)>r (в частности, mada - "мидяне", передающиеся в армянском как mar-) также относятся к какому-то среднемидийскому диалекту и не обязательно к парфянскому. Следы влияния среднемидийского заметны не только в армянском, но и в других языках. По мнению очень авторитетных ученых, язык, на котором составлена одна из версий армазской билингвы, надписи, обнаруженной в Мцхете (Грузия) и относящейся ко II в. н.э., следует считать близким к среднемидийcкому.

    Все это свидетельствует о широком распространении, культурном значении и многовековом влиянии мидийско-атропатенского (среднемидийского) языка, имевшего, несомненно, богатую письменную традицию, на языки соседей Атропатены. Почти несомненно, что именно этот атропатенский язык назван "мидийским" в одной из рукописей XV века, написанной армянскими буквами, но на персидском языке. В этой рукописи содержится текст молитвы на семи языках, в т.ч. на "мидийском". Язык этот, вне всякого сомнения, принадлежит к северо-западной, так сказать, мидийской группе иранских языков".

    Расселение мидийских элементов на территории Манны после ее завоевания мидянами, несомненно, должно было сопровождаться интенсивными этническими процессами. Нам трудно, ввиду отсутствия соответствующих материалов, более или менее полно обрисовать эти процессы. Однако, вне всякого сомнения, взаимодействие не связанных родством этносов на территории Манны той поры должно было носить сложный характер. Нам известны лишь конечные результаты этих процессов, завершившихся на этой территории победой мидийского языка и мидийского этноса.

    Языковая ассимиляция, являющаяся, как правило, непременным этапом этнической, как известно, влекла за собой изменения и других основных черт культуры насельников этих областей вплоть до полной утраты этнического самосознания ассимилируемого этноса, слияния его с этносом победителей. Процессы эти шли не одно столетие. Однако нет никакого сомнения в том, что политически господствующим, социально и этнокультурно ведущим (независимо от того, чья культура - местных племен или пришлых была выше) в Атропатенском царстве был мидийский этнический элемент, в основном к тому времени уже перемоловший местные племенные группы. Внешне этот процесс выражался в том, что Мидия Атропатена, как отмечалось выше, в глазах окружающих народов представлялась частью Большой Мидии, а население ее - мидянами. В процессе длительного взаимодействия местных этнических элементов и пришлых групп мидийского населения постепенно складывался новый атропатенский (точнее: мидийско-атропатенский) этнос. Этому в огромной степени должно было способствовать возникшее в последней четверти IV в. до н.э. на территории Азербайджана Новомидийско-Атропатенское государство. Государство, как известно, выступает важным фактором этнических процессов с момента своего возникновения, часто предопределяя их направленность при формировании народностей.

    В эллинистическую пору именно Малая Мидия, окончательно обособившаяся от Большой Мидии и ставшая самостоятельной, область, в которой благодаря длительному процессу концентрации мидийсксого этноса завершается процесс интеграции части его и возникает новая народность, в новых условиях, когда в собственно Мидии все мидийское, можно сказать, уже "растворилось" или почти растворилось, становится по существу единственной Мидией, где продолжались старомидийские традиции прежней Мидии.

    Господствующим языком региона в древности, как отмечалось выше, был, конечно, мидийский с его диалектами. Сложившаяся новая этническая общность, по-видимому, мало чем отличалась от "старых" мидян, и, насколько мы это знаем, в этнокультурном отношении, в области социальных институтов и т.д. не очень тесно была связана с местной средой предшествующих эпох. Независимо от того, что этот этнос генетически (в соматическом отношении), в каких-то других своих проявлениях и чертах в значительной степени был связан с местной средой, сложившаяся общность была не кутийско-луллубейско-хурритско-маннейской, а ново-мидийской, мидийско-атропатенской, каковой она и воспринималась окружающим миром.

    Из соответствующих материалов следует, что ассимилированные этносы, как правило, в какой-то мере передают пришедшим им на смену этносам не только историко-культурное, но и биологическое наследие. Так было в общем и целом, и в случае, интересующим нас. Нельзя не отметить, что подавляющее большинство сложившихся в древности ираноязычных народностей состояло по преимуществу из потомков деэтнизированного и ассимилированного автохтонного населения плато. Они не только усвоили материальную культуру и хозяйственные достижения аборигенов, но и в определенной мере унаследовали также и их антропологические типы. В этом смысле в большинстве своем этносы бесследно не исчезают из всемирно-исторического процесса.

    Но при всех обстоятельствах не следует забывать о том, что атропатенский комплекс, судя по всему тому, что мы о нем знаем, это не есть старое в новом обличий, это не сосуществование старого и нового, ни какой-то симбиоз прежних и новых элементов, а качественно нечто новое. Это новый сплав, новый этнос, новая культура и религия, социально-политические институты и т.д. Словом - это новый мир, сформировавшийся в эллинистическое время.

    Итак, в эллинистическую пору на территории Южного Азербайджана появляется новая этническая общность со своим языком, самоназванием (этнонимом), почти несомненно - этническим самосознанием и другими неотъемлемыми компонентами этноса.

    У нас нет абсолютно никаких оснований полагать, что атропатенский этнос явился следствием насильственной ассимиляции местных племен Южного Азербайджана. Можно не сомневаться и том, что этнические процессы, протекающие в интересующем нас регионе, в античное время являли собою естественную ассимиляцию, имевшую прогрессивное значение. Естественная ассимиляция, как известно, возникает при непосредственном контакте этнически разнородных групп населения и обусловлена потребностями упрочения их общей социальной, хозяйственной и культурной жизни, распространением этнически смешанных браков и т. д.

    Интересно отметить, что общенародные языки - койнэ в Армении и Иберии (Восточной Грузии) возникают именно в то самое время, что и в Атропатене. По-видимому, и в Албании общеразговорный язык возникает в это же время.

    Давая общую характеристику атропатенского феномена чрезвычайно важно отметить, что именно в атропатенский период истории нашего Отечества было положено начало самого понятия "Азербайджан", а также связанных с ним явлений и обстоятельств этнокультурного, социального и политического характера. Перефразировав применительно к нашему случаю знаменитые слова "Провести временных лет", мы с полным основанием можем сказать, что от *Атарпатакана "... есть пошла Азербайджанская земля". Именно здесь истоки собственно древнеазербайджанской государстенности и древнеазербайджанской, точнее - атропатенской мидийской народности. Да и сам хороним "Азербайджан" в основе своей восходит к тому времени и является закономерно измененной формой древнего *Atarpatakan(a). Этот хороним означает вовсе не "Страна огней", как думают многие из нас, а "Атропатовская (принадлежащая Атропату земля)", ср. "Лотарингия", от имени короля Лотаря, "Узбекистан" от имени Узбека, "Колумбия" от имени Колумба и т.д. Полагают, что форма Atarpatakan(a), восходящая к мидийским диалектам, образована от имени Atarpata(а) и суффикса принадлежности - akan(a). Эта точка зрения хорошо согласуется с утверждением Страбона о том, что Атропатийская Мидия "свое имя... получила от военачальника Атропата". Само имя Атропата широко засвидетельствовало в иранском мире и озна- чает "Охраняемый (божеством) Огня".

    Говоря о доминирующей роли ираноязычных племен в определенный период истории нашего Отечества, об иранизации многих местных племен Южного Азербайджана, об иранском характере атропатенского языка, мы вовсе не вычеркиваем из числа предков азербайджанского народа группы кутиев, луллубеев, хурритов, маннеев и др. племена и народы, обитавшие в зоне Южного Азербайджана и на прилегающих территориях в более ранние времена. Упомянутые племена и народы - предтечи, наша предыстория, от которых мы, конечно, не собираемся отказываться, ибо и англичане, как известно, не начинают свою историю с высадки англосаксов на берега Альбиона, а французы - со времен романизации Галлии, и арабы Египта вовсе не думают, что их история начинается с того дня, когда границы страны пересекли арабские всадники, ни испанцы, ни турки, ни персы, ни кто-либо другой не открещивается от истории древнейших насельников обитаемых ими территорий, - аборигенов, кои ими были поглощены, слились с ними, растворившись в них.

    Все племена и народы, обитавшие на земле нашего Отечества сыграли свою, причем важную роль в этнических процессах, протекавших на интересующей нас территории. Все они вливались в этнические общности, формировавшиеся здесь в разные эпохи, а в конечном счете, в этническую общность, возкшую в последние века до н.э., в формировании которой решающая роль принадлежала мидянам.

    На протяжении значительного периода, со времени завоевания Южного Азербайджана мидянами, история края - это история мидян (уже смешавшихся с аборигенами края) в новых условиях, это история Ново-мидийского государства (на протяжении более 300 лет) и т. д. Таким образом, история Атропатены - это продолжение истории части мидян, но уже, так сказать, новых мидян, ассимилировавших и включивших в себя местное население края.

    Вот почему мы с полным основанием в числе предков азербайджанского народа называем не только древнейших насельников края, но и пришлых ираноязычных мидян, вся предшествующая история которых в определенной мере становится и нашей историей, историей нашего народа. Через мидян азербайджанцы приобщаются к индоиранскому, шире - индоевропейскому миру, обретают родство с иранцами, индусами, германцами, славянами и др. народами. Именно через мидян азербайджанцы, ныне говорящие на одном из тюркских языков, становятся наследниками и иранской культуры, имея наравне с ираноязычными народами право на этот богатый мир, на эпос, Авесту, зороастрово учение и на многое другое.                                                               

                                                             


    Категория: История Азербайджана | Добавил: Admin (12.01.2011)
    Просмотров: 770 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика