Среда, 26.07.2017, 14:44          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
История Азербайджана [41]
ХАНСТВО [19]
Археологические памятники каменного века в Азербайджане [12]
Чёрный Январь [13]
День Геноцида азербайджанцев, 31 марта [2]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 211
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » История Азербайджана » История Азербайджана

    Исторический очерк-10

    АЗЕРБАЙДЖАН В СОСТАВЕ ПЕРСИДСКОГО ГОСУДАРСТВА АХЕМЕНИДОВ

    В середине VI в. до н.э. при последнем мидийском царе Астиаге (584-550 гг. до н.э.) Мидийская империя пала и ее территория вошла в состав Ахеменидской державы.

    Мидийская держава, несмотря на кратковременность своего существования, была культурным и религиозным центром иранского мира, влияние которого испытывали многочисленные племена и народы далеко за пределами Иранского плато. Особенно велико было влияние религиозных учений мидян, которые в известной мере отразились в Авесте, а также тех, которые в дальнейшем продолжали существовать как "еретические". Необычайный взлет, могущество и успехи мидян заставили древний мир обратить на них внимание. Слухи о мидянах, их деяниях доходили до областей Восточного Средиземноморья, Эллады и других стран. О мидянах начали писать греческие авторы.

    Роль и значение Мидийской державы, ее культурно-исторического наследия, различных традиций и институтов, созданных мидянами, были, несомненно, огромны. Их влияние испытывали на себе библейские авторы и древнегреческие мыслители. Мидийская культура и религия сыграли огромную роль в истории Южного Азербайджана. Они вошли в сокровищницу духовной культуры атропатенцев, а сами мидяне, как отмечалось выше, сыграли важнейшую роль в этнической истории обитателей Атропатены.

    Более чем двухвековое нахождение южно-азербайджанских земель в составе Мидийской империи и Мидийской сатрапии (при Ахеменидах), широкое расселение здесь мидийских этнических групп ускорили процесс слияния местных племен с мидянами.

    В период правления Ахеменидов, так же как и в эпоху Мидийской империи, районы Южного Азербайджана с их богатыми сырьевыми ресурсами, ремесленническими и культурными традициями являлись ведущими в регионе.

    В результате захвата Мидии персами мидяне потеряи свою государственную самостоятельность. Кир II поступил с Мидией как с любой другой покоренной страной. Экбатана была разграблена, часть мидян обращена в рабство и на Мидию наложена дань. Несмотря на то, что формально Мидия считалась царством, а Кир ее царем, фактически она, очевидно, уже при самом Кире была превращена в сатрапию. Мидийская знать вскоре была оттеснена на второй план, а народные массы стали испытывать двойной гнет.

    После победы над мидянами Кир начинает свои завоевательные войны. За десяток с лишним лет была создана огромнейшая империя - мировая держава Ахеменидов, границы которой на западе достигали Средиземного и Эгейского морей, а на востоке - Средней Азии.

    По этническому составу и экономическому укладу "Царство стран" было крайне неоднородным и непрочным. Это была держава персов, управляемая Ахеменидами во главе с "царем царей". Все персы были освобождены от податей и принудительных работ. Важнейшие гражданские и военные должности находились в руках персидской знати.

    Мы не знаем, какая часть территории Азербайджана вошла в состав Персидской державы при первом Ахемениде. Несомненно, однако, что значительная часть земель Южного Азербайджана, если не вся его территория, при первых Ахеменидах входила в Мидийскую сатрапию. Небезынтересно отметить, что первый сатрап Мидии Ойбар в "Хронике Набонида" назван Amel pehat mat Gutium. Последнее название - намек на области старой Манны, а также прежнее Урарту. Интересно, что уже Ксенофонт сообщал о том, что Мидия входила при Кире в одно наместничество с Арменией и кадусиями. Значит в Мидию включилась и территория Южного Азербайджана. Это вытекает и из Геродота, сообщавшего о распространении владычества персов до Кавказского хребта. Однако мы не знаем, следует ли сказанное отпносить ко времени Кира II или к более поздней эпохе. Во всяком случае не позднее первой половины V в. до н.э области, где находились X, XI и XIV сатрапии, уже подчинялись персам. Судя по Геродоту, Х сатрапия - "Мидия" - включала в себя кроме территории старого Мидийского царства, также и земли париканиев и ортокорибантиев, каковые могут быть локализированы только в областях Южного, частично Северного Азербайджана. В XI сатрапию входили каспии, павсики, пантиматы, дарейты. В эту же сатрапию, несомненно, входили и кадусии, которых Геродот, правда, не упоминает. Возможно, однако, что они скрываются под именем "каспиев", являвшимся общим обозначением племен (очевидно, и албан) юго-западного Прикаспия. В XIV сатрапию входили обитавшие в кура-араксинских районах утии и мики, а также сагартии, которых можно локализировать в областях Южного Азербайджана и на прилегающих землях.

    Итак, Азербайджан вошел в состав Персидской державы Ахеменидов.

    Персидская монархия была сколочена из многочисленных древних, когда-то могущественных народностей, с трудом сносивших иго Ахеменидов и готовых в удобный момент сбросить с себя чужеземную власть. Различные подати и всякого рода повинности были тяжелым бременем, которым тяготились все народы, подчиненные Ахеменидами силой оружия.

    После смерти Кира началась борьба между его сыновьями, что весьма обострило ситуацию. Повсеместно царило недовольство, "...произошел всеобщий поворот к худшему", - писал Ксенофонт.

    К моменту прихода к власти Камбиза (530-522 гг.) обстановка в империи еще более осложнилась. Вскоре Камбизу удалось в какой-то мере покончить с внутренними смутами, после чего он в 526 г. до н.э. пошел на завоевание Египта. Во время отсутствия царя брожение в стране усилилось, О начале широкого антиахеменидского движения свидетельствует сама Бехистунская надпись Дария I: "После (т.е. после того, как Камбиз отправился в Египет. - Ред.) народ враждебным стал; после ложь в странах усилилась - и в Персии, и в Мидии, и в других странах" [Веh., I, 4, 33-35].

    Воспользовавшись начавшейся широкой социальной борьбой, восстал маг по имени Гаумата. Большинство древних писателей, по-видимому, и сам Дарий, видели в перевороте Гауматы мидийскую реакцию, направленную против власти персов - Ахеменидов. Античные авторы не сомневались в том, что захват власти Гауматой означал переход ее в руки мидян. Это вытекает также и из данных Бехистунской надписи. Дело в том, что Дарий в своей надписи обычно называет этническую принадлежность своих противников ("вавилонянин", "армянин", "эламит" и т.д.). Поэтому естественно предположить, что когда царь называет Гаумату "магом" (маги были одним из мидийских племен, из числа которых поставлялись жрецы, называвшиеся также магами), то он имеет в виду в первую очередь этническую принадлежность восставшего и уже во вторую очередь - принадлежность Гауматы к жреческому сословию. Об этом свидетельствует текст вавилонской версии Бехистунской надписи, где главный противник Дария прямо назван "мидянином, по имени Гауматой, магом". Интересно, что в этой версии, в отличие от персидского и эламского вариантов, в которых говорится, что Гаумата сделал мятежной Персию, добавлено - "и Мидию".

    Таким образом, переворот Гауматы являлся мидийской реакцией против господства персов. Гаумата, по-видимому, замышлял восстановить гегемонию мидян.

    Идеологическим оружием Гауматы было, повидимому, уже распространявшееся в Мидии, во всяком случае воспринятое магами, зороастрийско-маздаяснийское учение, в котором заметно проглядывают демократические и прогрессивные идеи, выражавшие в какой-то мере чаяния и стремления широких слоев народа. Ряд источников позволяет полагать, что Гаумата был последователем Заратуштры.

    Гаумата, начав проводить в жизнь свои реформы, в интересах широких слоев народа лишает верхушку общества и в первую очередь родовую знать ряда преимуществ, экспроприирует у нее имущество и рабов, рассылает во все области империи послов с вестью об освобождений народов на три года от податей и от службы в армии. Маг вел упорную борьбу против родовой знати, нещадно, жестоким террором пресекая все ее попытки вернуть себе власть. Во всех этих мероприятиях Гаумата бесспорно пользовался поддержкой самых широких слоев народа, "всех своих подданных", которым маг "сделал много добра" (Геродот).

    Движение, во главе которого стоял Гаумата, было движением широких масс народа, направленным в первую очередь против родовой знати. Политическая борьба в отдельных областях империи, в частности, и в Мидии, носившая характер реакции против Ахеменидов, в процессе развития своего переросла этнические границы и срослась со всеобщим народным движением, протестом, направленным против ига царствующего персидского дома и связанной с ним местной родовой знати. При Гаумате широкие слои народа, в результате развернувшейся классовой борьбы, получили за счет местной родовой знати ряд преимуществ. На защиту этих завоеваний, когда Дарий попытался их отобрать, во весь рост поднялся вооруженный народ.

    Одной из самых главных задач мага было укрепление царской власти, а также пошатнувшейся империи. В отличие от других инсургентов, пытавшихся восстановить отдельные старые царства (Вавилон, Элам и др.) вне Персидской державы, в частности, в отличие от Фравартиша, который, судя по Бехистунской надписи, "стал царем в Мидии", Гаумата, как можно полагать, стремился к укреплению "царства стран", но уже с супрематией мидян, а не персов. Вот почему после гибели мага о нем сожалели все, "кроме персов" (Геродот). Только промидийской политикой следует объяснить желание Гауматы окружить себя доверенными людьми и сам факт перенесения резиденции мага из Персиды в Мидию.

    В сентябре 522 г. до н.э. маг был убит. Как только был убит Гаумата, в Мидии под водительством Фравартиша вспыхнуло большое, длившееся несколько месяцев, народное восстание. Еще до мидян поднялись эламитяне и вавилоняне, затем - персы, маргианцы и другие народы.

    К восставшим мидянам примкнули и армяне. Присоединились к Фравартишу также парфяне и гирканцы. Поднялись на борьбу обитатели Южного Азербайджана - сагартийцы, предводительствуемые Чиссатахмой. О последнем восстании в Бехистунской надписи сказало: "Чиссатахма, сагартиец, стал мятежным по отношению ко мне. Он народу так говорил: "Я - царь в Сагартии, из рода Увахшатры (Киаксара. - Ред.). После этого и послал (на сагартийцев) персидское и мидийское войско, начальником которого сделал мидянина Тахмаспаду...". Имели место восстания и в других областях империи. Весь Переднеазиатский Древний Восток был охвачен пламенем грандиозных, еще невиданных в истории народных восстаний. Самыми упорными, опасными для Дария были восстания мидян и сагартийцев. Уже то, что царь нашел нужным дать в своей надписи описание пыток, коим были подвергнуты вожди восставших, выделяют эти восстания из числа прочих и говорят об особой ненависти Дария к Фравартишу и Чиссатахме, которых он собственноручно изувечил, подверг зверским пыткам, а затем уже посадил на кол. С ближайших соратников Фравартиша была содрана кожа.

    Только благодаря колоссальному напряжению всех сил империи Дарию удалось одолеть восставшие народные массы. Усмирив железной рукой восстания, покончив со всеми попытками отделения от Персидского государства ряда племен и народов и закрепив за собой власть, Дарий I принялся за преобразования во всеимперском масштабе. На протяжении ряда лет он проводил в жизнь реформы административного, налогового, финансового и военного характера, необходимые для дальнейшего существования и укрепления державы Ахеменидов.

    Данные археологии рисуют области Северного Азербайджана второй половины I тыс. до н.э. как зону, имевшую весьма развитое оседло-земледельческо-скотоводческое хозяйство. Здесь существовало орошаемое земледелие, базировавшееся не только на естественном орошении, но и на довольно больших ирригаци онных сооружениях, что говорит о целенаправленной организации труда. Было развито ремесло.

    В разные периоды ахеменидского правления отдельные части территории Южного Азербайджана входили в состав X, XI и XIV сатрапий. Основная территория Южного Азербайджана еще в самом начале правления Дария I входила в состав Мидийской сатрапии (по Геродоту - Х сатрапия).

    Уже в начальные годы правления Дария I в областях Южного Азербайджана и некоторых смежных с ним районах прежнего Ассирийского царства немаловажную роль играли сагартии, входившие поначалу в Мидийскую сатрапию. Хотя сагартии возможно уже к началу V в. до н.э. потеряли свою былую роль, но о них говорят и более поздние авторы. Следы сагартиев сохранились и в топонимии района их обитания. Основным районом их обитания был Южный Азербайджан. Сагартии вместе с утиями и миками, обитавшими в кура-араксинских областях, являлись жителями одной сатрапии - XVI.

    Сагартия при Дарии I была выделена в самостоятельную провинцию под названием Асагарта. Нельзя не обратить внимания на то, что выделенная единица в основном совпадала с будущей Малой Мидией, или Мидией Атропатеной. Это обстоятельство, быть может, свидетельствует в пользу того, что этнические, возможно, и культурные контуры будущей Атропатены начинают вырисовываться уже к концу VI в. до н.э. Однако Асагарта в качестве отдельной провинции просуществовала недолго.

    Ситуация в Южном Азербайджане была неспокойной. Известны восстания в Мидии в самом конце V в. до н. э. Об этом же свидетельствуют два похода против кадусиев - один при Артаксерксе II, другой при Артаксеркое III.

    Кадусиев, однако, замирить так и не удалось. И в других частях империи далеко не все обстояло благополучно. Вновь выходят из повиновения греки, египтяне помогают им - они же вторгаются в пределы ахеменидских владений. Враждуют и воюют друг с другом персидские сатрапы. Царский двор погряз в интригах и кровавых распрях. Центральная власть бессильна пресечь сепаратистские устремления своих наместников, походивших на мелких царьков и ведущих себя как цари. Поэтому понятно, что в это время отдель-ные сатрапы в устах подданных нередко величались "царями".

    По всей вероятности одним из таковых "царей" и был сатрап Мидии Атропат, пришедший к власти еще при жестоком, тщеславном, но умном Артаксерксе III. Судя по всему, сатрап проводил довольно независимую политику. И в самом деле, непокоренные персами кадусии выступали в качестве союзников Атропата. Его же союзниками, а не подданными Персидской державы, были сакесины и албаны. Уже на рубеже V и IV вв. до н.э. кризис и окончательное расстройство персидской государственной системы обозначались вполне определенно. Империя билась в предсмертных судорогах.

                                                                                            
    Категория: История Азербайджана | Добавил: Admin (12.01.2011)
    Просмотров: 648 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика