Суббота, 27.05.2017, 08:10          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
История Азербайджана [41]
ХАНСТВО [19]
Археологические памятники каменного века в Азербайджане [12]
Чёрный Январь [13]
День Геноцида азербайджанцев, 31 марта [2]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 211
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » История Азербайджана » История Азербайджана

    Исторический очерк-7

    ЭПОХА ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ И РАННЕГО ЖЕЛЕЗА.
    РАСПАД ПЕРВОБЫТНООБЩИННОГО СТРОЯ.
    ПЛЕМЕНА АЗЕРБАЙДЖАНА НА ПОРОГЕ РАННЕКЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА.
    ЭТНОЯЗЫКОВАЯ СИ ТУАЦИЯ.
    ПРОНИКНОВЕНИЕ В АЗЕРБАЙДЖАН ИРАНОЯЗЫЧНЫХ ПЛЕМЕН.
    СМЕНА ЭТНИЧЕСКОГО ОБЛИКА РЕГИОНА

    Имеющиеся в нашем распоряжении данные позволяют утверждать, что основные предпосылки для зарождения первых классовых обществ, раннегородской цивилизации и ранних государственных образований в наиболее развитых областях Азербайджана складываются уже во II тыс. до н.э.

    Вторая половина II - начало I тыс. до н. э. - эпоха поздней бронзы и начало века железа на территории Южного Кавказа и Северо-Западного Ирана. Это время интенсивного распада первобытнообщинного строя и перехода к раннеклассовым образованиям оставило в Азербайджане значительное количество памятников.

    Территориально и по культурной принадлежности они делятся на несколько групп. Одна из них, локализируемая в Западном Азербайджане в пределах Малого Кавказа и прилегающих районов, отражает развитие культуры, которую принято называть ходжалы-кедабекской. Она характеризуется керамикой черно-серого обжига с орнаментом геометрического характера (иногда и с изображениями людей и животных), широкими бронзовыми мечами, топорами в виде секир, втулчатыми копьями и вилами. Другая группа памятников, так называемых нахчыванская, распространена на территории Нахчываяской АР и сопредельных районов. Памятники эти, наряду с черно-серой керамикой, содержат расписные сосуды, металлические изделия, имеющие множество аналогий с материалами Приурмийского района. Для группы памятников, оставленных племенами, обитавшими в зоне Талыша и Мугани, характерны длинные узкие мечи и кинжалы с седловидными завершиями рукояток, сосуды серого обжига без орнамента. Группа памятников известна и в Северо-Восточном Азербайджане вплоть до Апшерона. Она обнаруживает большое сходство с памятниками культуры Дагестана и Чечено-Ингушетии, объединенными под названием каякентско-хорочоевской. Отличительными ее элементами являются сероглиняные сосуды с грубой обмазкой по наружной поверхности.

    Сложение этих культур происходило во второй половине II тыс. до н.э. Они продолжали развиваться и в начале I тыс. до н.э. Как назывались носители этих культур, которые несомненно принадлежали автохтонным племенам, известным позднее под названием албанских, мы не знаем, ибо в ту пору в орбиту письменных источников вошла, в основном, только территория Приурмийской зоны с ее населением.

    Археологические данные свидетельствуют о существенных сдвигах в производстве и общественной жизни племен Азербайджана конца II и начала I тыс. до н.э. Высокого развития достигает металлургия бронзы. В изготовлении керамических сосудов применяется гончарный круг. Интенсивно развивается плужное земледелие, при обмолоте урожая уже достаточно широко используется молотильная доска. В этот период, в зависимости от района обитания, углубляется различие в хозяйстве отдельных районов. Большого мастерства в области металлопроизводства достигают скотоводческие племена горных районов. Завершается формирование яйлажного скотоводства, на равнинах интенсивно развивается земледельческое хозяйство, включая садоводство и виноградарство, возникает виноделие. Важным событием этого периода является освоение железа. Железный век наступает на грани XIII-XII вв. до н.э.

    Уровень развития племен был не всегда одинаков. Значительных успехов достигли племена южных областей, которые соседствовали с населением, переходившим, а в отдельных случаях уже перешедшим к классовому обществу. На юге уже наличествовали рабы. В этот период усиливается объединение отдельных племенных групп, продолжают образовываться союзы племен. Весьма вероятно, что выделяемые археологические культуры отдельных областей страны отражают развитие родственных племенных групп и союзов.

    О высоком уровне развития Приурмийских и Южнокавказских обществ свидетельствует то, что производство становится уже товарным, что стимулировало развитие регулярного обмена и торговли. Усиливаются связи насельников Южного Кавказа и Южного Азербайджана с отдаленными районами Малой Азии, Сирии, Месопотамии и другими странами к концу II тыс. до н.э., крепнут и расширяются связи внутри юго-восточно-кавказско-северо-западно-иранского региона.

    Все эти процессы углубляли имущественную дифференциацию, обогащали выдвинувшуюся родоплеменную знать, усиливали эксплуатацию человека человеком - классовое расслоение общества на богатых и бедных. О довольно значительной имущественной дифференциации и об интенсивных связях насельников Юго-Западных районов Прикаспия с отдаленными областями Сирии, Палестины, Месопотамии и других стран особенно ярко свидетельствуют могильные материалы Талыша, в частности, захоронения Бери, Амарата, Кравелади, Хасан-Замини, Ага-Эвляра и др., давшие богатый инвентарь (в частности, цилиндры-печати).

    Все сказанное несло с собою неотвратимую гибель первобытнообщинному строю. Эти явления - провозвестники эры возникновения классовых обществ и первых государственных образований на территории Азербайджана. Вскоре появляется и государство, которое было новой формой политической организации общества. Железный век был веком железного меча, но вместе с тем и железного плуга и топора. Однако бронза вытеснялась медленно и очень долго.

    Судя по основным материалам этого периода - материалам из Нагорного Карабаха, Нахчывани, Гянджа-Ханларской зоны, Мингечаура, Талыша, Хасанлу, Динкатепе, Хурвина, Марлика, Калураза и др., именно в это время крашеная керамика начинает вытесняться монохромой. В областях северо-западного Ирана она вытесняется серой (серо-черной), а в зоне Закавказья - главным образом серой и черной, иногда - желтовато-бурой. Появляются новые погребалыные сооружения и обряды. Ряд исследователей, указывая на поразительное единство археологической культуры данного периода, отмеченное обстоятельство связывают с приходом на интересующую нас территорию нового этноса - ираноязычных племен. Другие, возражая против этой точки зрения, полагают, что для такого вывода нет достаточных оснований. Дело в том, что керамическая традиция в регионе, как думается, в основном не прерывалась, произошла лишь смена крашеной керамики монохромной и этот процесс в рассматриваемый период шел на большой территории, значительно превосходящей границы Иранского плато. Нельзя также не отметить, что и иные материалы, в частности, языковые и сравнительно-исторические данные, как кажется, также говорят против точки зрения о вторжении в интересующую нас зону в период смены крашеной керамики монохромной ираноязычных групп населения, которые появляются здесь, по-видимому, двумя-тремя столетиями позднее. Некоторые авторы в носителях этой серой керамики, которых выводят из областей Северного и Северо-Восточного Ирана (Тепе-Хиссар, Шах-тепе, Тюренг-тепе и др.), видят не ранних иранцев, а переднеазиатских ариев.

    Уже в начале железного века старые социальные, культурные, в какой-то степени этнокультурные и религиозные традиции начинают отходить в прошлое. О крушении и распаде первобытнообщинного строя и перехода к раннеклассовым обществам в наиболее развитых областях Азербайджана и смежных с ним районах уже в конце II - начале I тыс. до н.э. свидетельствует не только резкая имущественная дифференциация и многочисленные выделявшиеся из общей массы захоронений общинников погребения воинов, но и сам факт появления, в частности, в призагросской полосе множества, засвидетельствовавших в письменных источниках, мелких политических единиц, что вполне определенно говорит о том, что с указанного времени взамен отошедшего в прошлое родоплеменого принципа появляется территориальное деление, что, как известно, является первой отличительной чертой государственности.

    Ситуация в южно-азербайджанском регионе указанного времени в значительной степени осложняется еще и в связя с внешнеполитическими событиями, о чем скажем ниже. Выразительные материалы, характеризующие уровень развития наиболее передовых и развитых областей региона и смежных с ним территорий в конце II и в начале I тыс. до н.э., обнаружены в зоне Нахчывани, Нагорного Карабаха, Мингечаура, Талыша, Хуровина, Марлика, Хасанлу и т.д. Все эти материалы позволяют говорить не только о заметном увеличении связей внутри местных обществ, но и определенно заявить о том, что в последней четверти II тысячелетия до н.э. на территории Закавказья и Северо-Западного Ирана сформировались близкие культуры, знаменующие собой первый этап железного века, возможно, с тождественными основами металлургии железа. Сказанное свидетельствует о том, что новые отношения у племен Закавказья и северо-западных областей Ирана формировалась, как кажется, в одно и то же время и в сходных условиях.

    Уровень развития обеих частей региона в начальный перид был почти одинаков, хотя существовали и некоторые отличия.

    Раскопки памятников железного века в Азербайджане показали, что для этого периода характерны в основном неукрепленные, компактно расположенные поселения (например, Каратепе в Мильской степи и др.), а также укрепленные поселения типа циклопических сооружений в предгорных и горных районах, поселения временного характера, служившие, зимним или летним обиталищем, каменные ящики, курганы и грунтовые погребения, отражающие глубокую социальную и имущественную дифферециацию. Встречаются могилы племенных вождей, сопровождаемые богатым инвентарем, а также умерщвленными рабами и женами. В могилах увеличивается количество оружия (кинжалы, мечи, двухзубые вилы, втульчатые копья, секиры, наконечники стрел и др.). Специально следует отметить выделение воинов в особую социальную категорию. Местные племена поддерживают тесную связь с окружающим миром.

    Археологические материалы, выявленные на территории Азербайджана, подтверждают, что связи племен этого края со странами Переднеазиатского Востока в конце II - начале I тыс. до н.э. развивались более быстрыми темпами. Привозных изделий в Азербайджане этого времени значительно больше, чем в прежние времена. Это глазурованные сосуды, кинжалы, цилиндрические печати и многое другое.

    Как известно, древнейшим центром производства глазурованной керамики был Египет, позднее - Финикия и Месопотамия, в частности, Ассирия. Глазурованные сосуды в Азербайджане найдены в Мингечауре, Ходжалах, Пашатепе, Кюльтепе, Борсунлу и др. местах.

    На связи областей Азербайджана со странами Древнего Востока указывают также находки особого оружия, известного в археологической литературе под названием "кинжалов переднеазиатского типа". Подобного рода кинжалы обнаружены как в областях Северного, так и Южного Азербайджана. Их немало и в Талыше. Самые ранние кинжалы переднеазиатского типа в Азербайджане датируются концом II - началом I тыс. до н.э. Кинжалы подобного типа, найденные в Азербайджане, также как и большинство кинжалов аналогичного образца, выявленных в Закавказье и на Кавказе вообще, идентичны иранским матери-алам. Общности, прослеживаемые у многих кинжалов этого типа, обнаруженных как в Закавказье, так и в Иране, указывают на то, что они были изготовлены не в разных областях, а в одном регионе или в близких друг от друга культурных центрах.

    Наличие связей племен, обитавших на территории Азербайджана в эпоху поздней бронзы и раннего железа, со странами Древнего Востока подтверждается также цилиндрическими печатями, обнаруженными в Азербайджане, в частности, в Арчадзоре, Шахтахты, Имишлах и Талыше. Эта печати свидетельствуют о связях с Ассирией, Ираном, сиро-палестинским и хурритским мирами.

    К числу привозных изделий, найденных в Азербайджане, следует отнести и агатовую бусину с именем ассирийского царя Ададнерари, по-видимому, I, начертанным клинописью. Среди привозных предметов встречаются также, правда, в небольшом количестве, золотые изделия из Арчадзорских и Ходжалинских курганов. Переднеазиатское происхождение золотых изделий Ходжалин-ских и Арчадзорских курганов неоднократно отмечалось рядом исследователей. Золотые украшения, сходные с Карабахскими, попадались в Нимруде и в погребениях Амлаша (Иран).

    Можно полагать, что кинжалы переднеазиатского типа, широко представленные в памятниках Северного, Северо-Западного и Центрального Ирана, в конце II - самом начале I тыс. до н.э. стали интенсивно проникать в районы Восточного Закавказья.

    Среди привозных вещей довольно многочисленны пастовые бусы. Не будет преувеличением сказать, что почти каждое погребение изучаемого периода содержат такие материалы. Пастовые бусы представлены в разных формах и оттенках. Обычно они имеют простые геометрические орнаменты в виде сетки, насечки, имеются также бусы с каннелюрованной поверхностью. О привозном характере пастовых бус, встреченных в древних памятниках Кавказа, неоднократно писалось в отечественной историко-археологической литературе. К числу привозных изделий относятся представленные в небольшом количестве стеклянные бусы (Баян, Ханлар, Узунтепе, Мингечаур, Хачбулаг и Кара-Мурад). Часть привозных предметов-украшений состоит из бус-подвесок, изготовленных из различных раковин, представленных в нескольких разновидностях, происходящих из Мраморного Эгейского, Средиземного морей, а также из Персидского залива, Индийского и Тихого океанов. В результате обмена они распространились на обширной территории и употреблялись в качестве украшений, талисманов и обрегов, а также может быть, монет.

    Среди археологических материалов изучаемого периода встречаются некоторые изделия из олова. Оловянные предметы найдены при раскопках в Калакенде, в Гянджачайском районе, Мингечауре и Хачбулаге. Они известны также из Армении (Лчашен) и Грузии (Маднисчальский могильник). По предположению одних специалистов олово, необходимое для металлургии Переднего и Ближнего Востока, а также Кавказа привозилось с Малайского архипелага и сопредельного с ним районов. По мнению же других оно импортировалось с Запада.

    Этноязыковая ситуация

    Говоря об этноязыковой картине интересующего нас времени, следует указать, что она, конечно, несколько отличалась от ситуации предшествующего периода. Однако, несмотря на бурные события, неоднократно перекраивавшие судьбы племен, различного рода изменения и даже катаклизмы, здесь в рассматриваемый период обитало автохтонное население, в этнокультурном и языковом отношении связанное с поколениями прошлых эпох - представителями кавкасионского и средиземноморского антропологических типов, говоривших на языках и диалектах северо-восточно-кавказской семьи (на севере), на хурритоком, луллубейском и иных языках и диалектах (на юге).

    Автохтонное население региона, с которым на протяжении веков смешивались приходившие сюда этнические группы, в начальную эпоху железного века состояло по существу из тех же этнических элементов, которые обитали здесь уже в III тыс. до н.э., по-видимому, и в значительно более раннее время. Из числа крупных племенных объединений исключение следует сделать только для кутиев, утративших уже ко II тыс. до н.э. свою прежнюю роль, а в I тыс. до н.э очевидно, смешавшихся с другими племенами и окончательно сошедших с исторической арены. Правда, в источниках этого времени начинают фигурировать уже и новые племена и племенные объединения. Основной этноязыковой массив на юге состоял из луллубейских и хурритоких элементов. Хурриты обитали в Приурмийском бассейне, что подтверждается так называемой "хабурской" керамикой в долине Сулдуза и хасанлунскими материалами, а также фактом хуррито-арийского контакта, имевшего место где-то в конце первой - начале второй трети II тыс. до н.э. В южной части региона продолжали обитать и луллубеи. Небезынтересно, что еще в первой трети I тыс. до н.э. можно проследить преемственность между понятиями Lullume, Zamua, Manna. В известном "письме" Саргона II богу Ашшуру сказано: "Страна луллумейская, называемая Замуа", а Замуа, как известно, область, где возникло Маннейское царство.

    Хотя луллубейский элемент, по-видимому, еще долго сохранялся в приурмийских областях и играл важную роль в этнической истории Манны, однако в эпоху Маннейского царства хурритские группы, как кажется, были превалирующим этническим элементом в этой зоне. Хурриты продолжали жить здесь, судя по всему, и в античное время.

    В эпоху раннего железа в Урмийско-Ванско-Восточно-малоазиатских областях появляются (возможно, они жили здесь и прежде) какие-то группы mehri, или mehranцы. О "стране" Mehri рядом со "страною" Salua (а племя Sala упоминается вместе с племенем Manda еще в XIV в. до н.э.) говорится в хеттских документах в том же XIII в. до н.э. О "стране" Мехри и каких-то "деревьях мехри", которые срубались ассирийцами, упоминает ассирийский царь Ададнерари (X-IX вв. до н.э.). Судя по одному ассирийскому тексту VII в. до н.э., еще в это время часть населения Западной Мидии говорила, по-видимому, на мехранском языке, ближе нам неизвестном.

    На территории Южного Азербайджана, судя по сообщениям клинописных источников, в последней трети II и в самом начале I тыс. до н.э. рисуется довольно пестрая картина как в этническом, так и политическом отношениях. Здесь кроме названных выше племен и племенных объединений обитали еще нигимхи, турукки, уруатри и другие, об этноязыковой принадлежности которых мы ничего не знаем.

    В областях Северного Азербайджана основное население несомненно состояло из автохтонных племен и племенных объединений, говоривших на языках северо-восточнокавказской семьи, которая, как отмечалось выше, включает в себя группу кахско-дагестанских, в частности, и язык Кавказской Албании, так же хурритский, урартский, несколько языков Малой Азии, островов Кипр, Лемнос, этрусский, кажется, и кутийский. Здесь хорошо прослеживается существование относительно крупных общностей, по-видимому, отражающих этнические объединения (возможно, родственные: Ходжалы-Кедабекская, Нахчыванская, Талыш-Муганская, Северо-Восточно-Азербайджанская [Каянкетско-Хорочоевская]) культуры. Важно отметить, что археологические культуры Центрального и Восточного Закавказья этого времени были близки друг к другу и резко отличались от синхронной кульуры Западного Закавказья. Сказанное почти несомненно сигнализирует о постепенном складывании протоалбанского племенного союза на базе части носителей северо-восточно-кавказской семьи языков.

    Наши знания по истории Южного Азербайджана и смежных областей конца II - начала I тыс. до н.э., базировавшиеся в основном на данных клинописных источников, пополнились благодаря выявленному здесь значительному археологическому материалу. Основными памятниками этой эпохи являются Хасанлу IV, Динка-тепе II, Гей-тепе, Амлаш, Марлик, Сулдуз, Калураз, памят-ники Нахчыванской зоны и др.

    Проникновение на территорию Азербайджана ираноязычных племен, смена этнического облика региона

    Этноязыковая ситуация в северо-западных областях Иранского нагорья, в частности, в областях Южного Азербайджана в начальные столетия I тыс. до н.э. выглядит приблизительно так. Кутии в основном сходят с исторической арены и начинают смешиваться с другими племенами. Источники сообщают о мехранском языке, ближе не известном. Упоминается страна Сипирмена, обитатели которой "бормочут как женщины" (т.е., вероятно, на непонятном, фонетически чужом языке). Неиранская по языку, скорее хуррито-луллубейская зона Приурмийского бассейна, где существует несколько крупных и значительное количество мелких объединений, была почти со всех сторон окружена ираноязычными племенами, в отдельных случаях постепенно проникавшими в местную этническую среду.

    Следовательно, еще в эпоху Маннейского царства на этих землях наличествует значительный ираноязычный элемент. Следует, однако, сказать, что в южных районах Азербайджана и на смежных территориях до самого начала I тыс. до н.э., а иногда и несколько позднее местные этносы были доминирующей этнокультурной, экономической и политической силой.

    Историческая цивилизация областей Азербайджана была создана племенами, с древнейших времен населявшими этот край. Аборигены Азербайджана в начале I тыс. до н.э. были создателями и первых классовых обществ и государств. Однако уже в первые столетия I тыс. до н. э. в жизни региона начинают играть важную роль вышедшие из Южнорусских степей ираноязычные племена, начавшие вторгаться сюда на рубеже II и I тыс. до н.э.

    Этническая картина Азербайджана начинает меняться в связи с приходом сюда ираноязычных (арийских) племен. Археологические данные довольно ясно указывают на появление новых элементов культуры в областях к югу от Аракса в самом конце II особенно в начале I тыс. до н.э. О том, что эти элементы связаны с появлением здесь ираноязычных племен, с несомненностью говорит ономастика, засвидетельствованная в ассирийских источниках и некоторые другие материалы.

    Данные ономастики со всей очевидностью свидетельствуют о значительном расселении в северо-западных областях Ирана уже в начальные века I тыс. до н.э. групп ираноязычного населения. В клинописи встречаются десятки топонимов и антропонимов с прозрачной иранской этимологией. На интересующей нас территории известно немало ярко выраженных иранских социальных, религиозных, культурно-исторических терминов и т.д.

    Удельный вес ираноязычного элемента в областях Южного Азербайджана и на смежных территориях в указанное время был довольно значительным. Уже с первых десятилетий своего пребывания здесь ираноязычные племена начинают играть немалую роль в политической, социально-экономической и культурной жизни районов, где протекала их жизнь и деятельность. Появление новых мигрантов заметно в быту, хозяйственной жизни, в погребальных обрядах, культах и т.д. Влияние их заметно в военном деле, социальных структурах, политических институтах и т.д. Именно ирано-язычные племена принесли в области Южного Азербайджана новые религиозные учения, элементами которых были огнепоклонство, маздеизм, дуализм и т.д., отразившиеся позднее в зороастризме и священной книге Авесте. Они приносили с собою сложившиеся специфические навыки в быту, новое оружие, одеяние, конский убор, только им свойственные погребальные обряды и т.д.

    Есть все основания сказать, что распространение в начале I тыс. до н.э. в северо-западных областях Иранского плато иранской речи сопровождалось коренными изменениями основных черт культуры населения этого региона.

    Длительное сосуществование местных и пришлых этнических элементов в общем и целом сопровождалось ассимиляцией групп автохтонов ираноязычным населением.

    Общий рост общественного и культурного уровня аборигенов земель, расположенных к югу от Аракса, по-видимому, вел к необходимости восприятия общепонятного языка, какового в ту пору там не было. Именно пришлые ираноязычные племена, осваивая ту или иную территорию, так или иначе распространяли там свой язык. При этом происходило, очевидно, затухание интегрирующей функции (выражение М.Н.Губогло) местных языков, которые, судя по всему, не имели шансов устоять в конкуренции с языками (диалектами) скотоводов, распространенными на широких пространствах в более или менее единообразных формах.

    Постепенная языковая, а затем и культурная ассимиляция отдельных групп аборигенов вела к деэтнизации их, а в конечном счете к этнической ассимиляции.

    Язык является одной из форм человеческого поведения, думается, наиболее важной. Случаи, когда смена языка ведет к сравнительно быстрой (нередко во втором или третьем поколении) смене этнической принадлежности группы людей, т.е. к ее ассимиляции - явления довольно частые. Так, например, было в Индии, Средней Азии, Афганистане и т.д. Древнее население значительных территорий позднеантичной Европы (Испании, Португалии, Галлии, Мезо-Дакийских областей) подверглось романизации. В эпоху "раннего" средневековья было в основном германизировано население Британии. Мы знаем примеры, когда на протяжении известных нам по письменным источникам периодов в истории тех или иных, зачастую обширных областей, население несколько раз меняло свой язык. По крайней мере трижды-четырежды на протяжении последних четырех-пяти тысячелетий менялся этноязыковой облик Малой Азии, население которой в эпоху средних веков стало говорить уже на новом, принесенном тюркскими завоевателями языке. Сменили свой этноязыковой облик насельники обширнейших областей бывшего Советского Союза, Америки и т.д. То же самое случилось с древним населением Египта - создателями одной из древнейших цивилизаций планеты и т.д. Таких примеров можно привести великое множество.

    Иранский язык (точнее, близкородственные наречия северо-западной иранской группы) скотоводов, как язык распространенный, и притом распространенный в более или менее едино-образных формах на обширнейших пространствах, начиная от Аракса и Урмии и кончая современной Туркменией, становился языком межобщинных, межплеменных коммуникаций. Таким образом, этот язык в тех социально-политических и культурных условиях оказался более общественно значимым, чем относительно многочисленны, по-видимому, взаимно непонятные местные языки. Значение этого явления трудно переоценить. При этом следует отметить, что формы хозяйствования, социальные, политические и другие институты, принесенные иммигрантами, в отдельных случаях оказывались более прогрессивными, чем те, которые господствовали среди аборигенов. В других случаях, несомненно, более развитыми оказывались общественные формы древнего земледельческого населения, но оно, не имея единого общепонятного языка, также должно было пользоваться наречиями ираноязычных племен для целей межобщинных и межплеменных сношений.

    Таким образом, благодаря приходу на территорию Северо-Западного Ирана ираноязычного населения в конце II - начале I тыс. до н.э., уже во второй четверти I тыс. до н.э. немалая часть областей Западного Ирана, в частности, и Южного Азербайджана начала подвергаться иранизации, а Иранское плато стало превращаться в новую, вторую метрополию ираноязычных племен. Складывавшиеся в ту пору ираноязычные народности по большей части состояли из потомков деэтнизированного и ассимилированного автохтонного населения. Они не только усвоили материальную культуру и хозяйственные достижения аборигенов, но в определенной мере унаследовали также и их антропологические типы.

    Ираноязычные племена, вышедшие из Южнорусских степей и заселившие обширные пространства Востока, создали там вместе со слившимися с ними аборигенами этих земель свои исторические цивилизации. Необходимо отметить, что ираноязычные племена внесли заметный вклад в языки и культуру многих народов бывшего Советского Союза.

    Из сказанного выше становится очевидным, что активная иранизация интересующего нас региона началась еще до захвата Манны мидянами. Перекочевывающие в Южный Азербайджан после его захвата мидяне встретили здесь родственное им по языку население.

    Процесс иранизации местного населения Южного Азербайджана резко усиливается после завоевания Манны мидянами.       


                                                                                 
    Категория: История Азербайджана | Добавил: Admin (12.01.2011)
    Просмотров: 1522 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика