Среда, 26.07.2017, 14:45          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
История Азербайджана [41]
ХАНСТВО [19]
Археологические памятники каменного века в Азербайджане [12]
Чёрный Январь [13]
День Геноцида азербайджанцев, 31 марта [2]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 211
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » История Азербайджана » История Азербайджана

    Исторический очерк-5

    ЭПОХА СРЕДНЕЙ БРОНЗЫ.
    ДРЕВНЕЙШЕЕ НАСЕЛЕНИЕ АЗЕРБАЙДЖАНА.
    РАННИЕПЛЕМЕННЫЕ СОЮЗЫ НА ТЕРРИТОРИИ СТРАНЫ

    С распадом в последней четверти III тыс. до н. э. кура-аракской культуры на территории исторического Азербайджана и сопредельных районов наступает новый этап в истории общества. В это же время, повидимому, происходит образование племенных союзов - основных этнических групп - не только в зоне Северо-Западного Ирана, но и в областях Южного Кавказа. С этого времени в областях, где прежде была распространена кура-аракская культура, резко бросающимся в глаза обстоятельством является значительное увеличение производительности труда благодаря в первую очередь развитию скотоводства. По сравнению с предшествующим периодом эпоха средней бронзы несомненно значительно более высокий этап в развитии общества. Эта эпоха принесла с собою множество важных перемен, ставших особенно заметными уже в самом начале ее. Главную причину социально-экономических катаклизмов и различного рода событий политического характера, дававших о себе знать в областях Азербайджана данного времени, следует искать именно в тех переменах, которые властно вторгались в жизнь племен и племенных групп региона. Важно то обстоятельство, что развитие культуры и вообще весь культурно-исторический процесс в регионе в эпоху средней бронзы происходили в теснейших взаимосвязях и взаимовлияниях как внутри региона, так и за его пределами.

    Археологические материалы составляют основу наших знаний по истории и культуре племен эпохи средней бронзы Азербайджана. Сохранилось и некоторое количество письменных источников, которые отражают историю насельников южных областей страны.

    На территории исторического Азербайджана выявлено немало памятников эпохи средней бронзы - в Приурмийском районе, Кура-Араксинской долине, в Нахчыванской АР, Гобустане, на Мугани, Апшероне, Карабахской равнине и др. местах. Эта эпоха представлена материалами как поселений, так и погребений.

    Многие поселения этого времени уже укреплены мощными стенами (достигающими иногда 4-5 м толщины). Это - Гёйтепе, Хафтавантепе, Кюльтепе, Узерликтепе, Гаракепектепе и др. Сами эти поселения, по сравнению с прежними, более крупные.

    Энергия и материальные средства, затраченные племенными объединениями только на сооружение, например, обводных стен упомянутых крепостей, были поистине колоссальны. Этот процесс требовал большого количества рабочей силы, материальных ресурсов, много времени, а также наличие определенной организации - власть имущих вождей.

    Наличие многочисленных оборонительных сооружений на изучаемой территории, несомненно, сигнализирует о появлении значительного прибавочного продукта - важнейшего фактора формирования раннеклассовых отношений, который необходимо было охранять от покушений извне, о гигантском целенаправленном труде значительных людских коллективов, об увеличившейся опасности военных столкновений, происходивших с целью захвата скота, пленных и других богатств, о самой потребности в защите, косвенно - об углублении социальной и имущественной дифференциации, по-видимому, о каких-то изменениях в социальной организация племен, племенного союза.

    Памятники этой эпохи вполне определенно свидетельствуют об оседлом образе жизии, но и о наличии мобильных подвижных племен, занимающихся отгонно-яйлажным скотоводством, племен, игравших в ту пору главнейшую роль в жизни общества.

    Характерным признаком этой культуры является чернолощеная керамика с врезным орнаментом, сосуды красного обжига с геометрическим узором, сделанным черной краской. Керамическая посуда изготовлялась как ручным способом, так и на гончарном круге. Эта гончарная продукция резко отличалась от кура-аракской.

    Архитектура зоны также отличалась от архитектуры предшествующего периода. Дома были прямоугольны в плане, нередко состояли из нескольких комнат. На поселениях много каменных орудий, металлических изделий, керамики.

    В погребальных памятниках сохраняются ряд особенностей, присущих предшествующему времени. Это проявляется как в конструкциях погребальных сооружений, так и в обряде захоро-нения. Традиция эта сохраняется и в эпоху поздней бронзы (И.Г. Нариманов).

    Основу хозяйства интересующего нас времени, как и прежде, составляли скотоводство и земледелие. Значительное развитие получает отгонное яйлажное скотоводство, которое давало несравненно значительно большой прибавочный продукт по сравнению с земледелием, что и было основной причиной обога- щения подвижных скотоводческих племен - процесса, в конеч- ном счете, разрушавшего первобытнообщинный строй и порождавшего классы и классовое общество.

    Значительно развивается ремесло, металлургия, металлообра-ботка, гончарное искусство. Производство металлических изделий достигает чрезвычайно высокой степени развития. Из оловянистой бронзы изготовлялись различные орудия, оружие (кинжалы, топоры, наконечники копий и т.д.), украшения (бляшки, булавки, пуговки и т.д.). Наличествуют украшения из драгоценных металов. Все еще продолжали употреблять камень, кремень, обсидиан (зернотерки, терочники, ступы, наконечники стрел и т.д.). Гончарное производство было одним из важнейших видов ремесла. Изготовлялись различные кувшины, чаши, миски, сосуды, маслобойки и т.д.

    Природные условия Загросской полосы и зоны Южного Кавказа с их богатыми горными пастбищами создавали огромные возможности для ведения скотоводческого хозяйства. Скот постепенно становится одним из главных богатств насельников интересующих нас обитателей. Очень важно, что рост поголовья скота идет по преимуществу за счет увеличения поголовья мелкого рогатого скота, что, можно сказать, коренным образом меняет всю систему скотоводства. Постепенно оформляется полукочевое, отгонное яйлажное скотоводство. Рост поголовья мелкого рогатого скота, с одной стороны, рост самого населения, вызванный увеличением производительности труда, с другой, - был важнейшей причиной расселения племен, вынуждал племена со скотоводческим укладом к мобильности, делал их особо подвижными, отрывал их от сородичей - племен с земледельческо-скотоводческим укладом жизни.

    В конце эпохи ранней бронзы, особенно, в начале средней бронзы, благодаря этому расселению под пастбища были освоены зоны предгорий, торных и даже высокогорных районов. Выдвигавшиеся из общей массы скотоводческие племена стали обладателями богатых рудами районов, некоторым из которых вскоре суждено было стать центрами горнорудного дела и металлообработки.

    Выдвижение в последний период кура-аракской культуры и в начале средней бронзы на передний план скотоводческих племен, правда, при сохранении древних земледельческих очагов, появление отгонного скотоводства, развитие металлургического производства, а также тесные связи с городскими цивилизациями Месопотамии, Малой Азии и Ирана привели к существенному развитию производительных сил общества, появлению как отмечалось выше, довольно значительного прибавочного продукта, углублению имущественной и социальной дифференциации и, в конечном счете, к серьезным переменам в социально-экономической, политической и, конечно, духовной жизни племен, населявших этот регион.

    Все эти перемены, разумеется, не могли не отразиться и на этнических процессах. Археологические данные свидетельствуют о значительном увеличении в эту эпоху населения, появлении относительно крупных племенных союзов, усложнении внутриплеменной обстановки, учащении военных столкновений и т.д. В связи с освоением скотоводческими племенами новых территорий почти повсеместно на Южном Кавказе и в Северо-Западном Иране увеличивается количество поселений, в т.ч. мощных крепостей.

    Скотоводство, несомненно, давало значительно больше прибавочного продукта, чем земледельческое хозяйство. Этот прибавочный продукт, в немалой степени увеличенный за счет эксплуатации горнорудных богатств и ремесленного производства, способствовал появлению больших накоплений у отдельных лиц и семей, нарождению в недрах первобытнообщинного строя родовой знати, являвшейся позднее главной силой, ставшей над обществом. О накоплении богатств и появлении знати свидетельствуют погребальные памятники. Косвенно о наличии значительных накоплений, как отмечалось, свидетельствует уже сам факт существования в интересующих районах многочисленных оборонительных сооружений.

    Война в это время становится наряду со скотоводством и земледелием одним из главных занятий насельников Азербайджана. В это время часть территории будущего Азербайджана, а именно Южная, с его населением попадает в орбиту шумеро-аккадских источников, сообщающих нам первые сведения о войнах, о событиях последней трети III тыс. до н.э., о (названиях племен, обитавших на территории Азербайджана и смежных областей и т. д.

    Первые крупные племенные союзы на территории Азербайджана складываются, по-видимому, в конце эпохи ранней бронзы. Самые ранние письменные сведения о племенах, обитавших в зоне Южного Азербайджана и смежных районов, относятся к XXIII в. до н.э. Они, в частности, говорят о кутиях, луллубеях, хурритах и др.

    Уже царю Аккада Нарамсину (Нарам-Суэну) в последней трети XXIII в. до н. э. пришлось столкнуться с вторгшимися в пределы Месопотамия кутиями. Вождь кутиев Энридавазир, разгромив аккадское войско, смог добраться до южной Месопотамии, где оставил большую надпись, в которой он именуется "царем четырех стран света". Кутии, очевидно, установили в Месопотамии режим грабежа, насилия и террора. Они разрушали целые города, истребляли множество людей. Древний текст называет кутиев "драконами гор, унесшими в горы царство Шумера, наполнившими Шумер враждою, отнимавшими у мужа жену, детей у родителей их". Будучи лишенными политической зрелости, пришельцы поручали управление наиболее важными участками государственного аппарата в завоеванной стране местной знати, тем самым ослабляли свои позиции. Усилившееся иго "драконов гор" подняло против них население завоеванных областей. Последний кутийский царь Тирикан процарствовал всего 40 дней. Кутии были изгнаны из Месопотамии в самом конце XXII в. до н.э.

    Месопотамский эпизод не мог, конечно, не оказать определенного влияния на кутиев, находившихся уже ко времени захвата Двуречья на ступени начавшегося разложения первобытнообщинных отношений. Вековое господство горцев в Месопотамии несомненно должно было убыстрить процесс разложения родо-племенных отношений в кутийской среде.

    После своего изгнания из Месопотамии кутии возвращаются на родину в области Курдистана и Южного Азербайджана, откуда они, по-видимому, постепенно начинают вытесняться другим племенным союзом - луллубеями. Во всяком случае в областях своего прежнего обитания кутии начинают сходить с исторической арены. И если наименование их и встречается в аккадской и ассирийской военной литературе во II и даже I тыс. до н.э., то этноним этот в ту эпоху (во всяком случае в I тыс. до н.э.) уже не имел реального значения, обозначая разные народы, жившие к северу и к востоку от Месопотамии. Кутийский элемент, несомненно, сыграл определенную роль в этнических процессах, протекавших в Загросской зоне в более позднее время.

    Следующим крупным этнополитическим объединением был луллубейский племенной союз. О луллубеях впервые упоминается в одной из надписей того же Нарамсина (Нарам-Суэна). Царь Аккада хвастается своей победой над "Сидур[ри], собравшим вокруг себя горцев Луллубума".

    Очевидно, к XXIII в. до н. э. относятся и первые памятники самих луллубейских владык. В числе их, в первую очередь, следует назвать принадлежащий "царю" Анубанини рельеф с надписью, высеченной на скале у Сарипула (вблизи города Зохаб). Судя по надписи Анубанини территория, подвластная ему, была довольно обширна и простиралась, быть может, от Урмийского озера до Персидского залива. Почти не приходится сомневаться в том, что часть территорий, прежде принадлежавших кутиям, позднее перешла к луллубеям. Земли эти достались луллубеям, по-видимому, в связи с месопотамским эпизодом в истории кутиев. Луллубеи, по-видимому, уже со второй половины III тыс. до н. э. начинают играть значительную роль не только в истории Азербайджана и Ирана, но и Месопотамии. Есть некоторые основания полагать, что луллубеи были тесно связаны с Месопотамией еще в глубокой древности.

    Важную роль в истории Азербайджана и смежных областей луллубеям суждено было пронести через множество столетий, вплоть до начала I тыс. до н. э.

    Одним из крупных племенных союзов был хурритский. Есть некоторые основания думать, что взаимоотношения луллубеев (очевидно, и кутиев) с хурритами уже в конце III тыс. до н.э. были враждебны, ибо только в процессе длительных контактов, носивших немирный характер, могло сложиться известное понятие nullatum (от lullu - nullu) - "варварский", перешедшее от хурритов Нузи к аккадцам. Сюда же восходит урартский lullu - "враг".

    Возможно, что в Приурмийских областях обитали и какие-то группы касситского этноса, сведения о которых относятся уже к началу II тыс. до н.э. Говоря об этно-языковой картине областей Азербайджана конца III - начала II тыс. до н. э. следует сказать, что она может быть набросана весьма приблизительно. Правда в данную эпоху в отличие от предшествующей поры, когда отсутствуют письменные памятники и единственным источником наших сведений являются данные археологии, которые, несмотря на огромную ценность, тем не менее не дают нам ничего относительно самих наименований и языков племен и племенных объединений, положение коренным образом меняется. С последней трети III тыс. до н.э. как уже отмечалось выше, часть территорий будущего Азербайджана - области, расположенные западнее и южнее Урмийского озера, с его населением попадают в орбиту шумеро-аккадских письменных источников. Нам становятся известны названия некоторых племен этого периода. Благодаря выявленному ономастическому материалу мы получаем некоторую возможность судить о языках населения данной зоны. Письменные источники сообщают нам о конкретных событиях политической жизни, связанных с теми или иными племенами и племенными группами.

    О языковой принадлежности населения Южного Азербайджана и смежных областей той поры, за исключением хурритов, мы знаем очень немногое. Из различных источников до нас дошло лишь несколько десятков имен и слов из кутийокого, луллубейского и касситского языков.

    Прежде эти языки объединяли в одну большую языковую семью, которую обычно называли загро-эламской, загросской, каспийской и т. д. Утверждали также, что древнейшее население южной Месопотамии до прихода сюда шумерийцев принадлежало к загро-эламской группе племен, родственных кутиям и др. Сравнительным материалом в подобного рода построениях по преимуществу служили данные древнеписьменного эламского языка. Гипотетически можно допустить широкое распространение эламского элемента на территории Иранского нагорья и смежных областей. Эламский, несомненно, родственен дравидийским языкам. Однако нет достаточных оснований объединять упомянутые выше кутийский, луллубейский, касситский языки и тем более увязывать эту постулируемую языковую семью с другими семьями, в частности, с кавказской, дравидийской, урало-алтайской и др. Эти точки зрения должны быть отброшены, как не выдерживающие критики. Во всяком случае, последние исследования не позволяют нам утверждать родство касситского с эламским.

    Можно думать, что луллубейский язык родственен эламскому, но уверенности в этом нет. Не исключена возможность, что кутийский следует относить к кавказской семье языков.

    Одним из важных этнических элементов, распространенных на западных предгорьях Загроса и в западноприурмийоких областях были хурриты. Где-то здесь находилась зона контакта хурритов и носителей дравидийоких языков, о чем свидетельствуют определенные параллели, выявленные между обеими языковыми группами. Какие-то следы влияния дравидийских языков (возможно, через хурритов) отмечаются и в кавказских языках. Существование дравидийского элемента на территарии Иранского плато не подлежит сомнению. Античные авторы называли остатки этих племен "эфиопами". Это, конечно, не негроиды, как думали прежде, а веддоиды. В последнее время специалисты все чаще говорят об эламо-дравидском родстве.

    Роль хурритов, этих "горных народов", в истории Переднеазиатского Древнего Востока была чрезвычайно значительной. Они наряду с шумерами, аккадцами и эламитянами являлись четвертым великим культурным народом Древней Передней Азии. У них еще в последней трети III тыс. до н.э. была письменность.

    Полагалось, что родину хурритов, быть может, следует искать в областях Закавказья, Армянского нагорья и горного Курдистана. О древности пребывания хурритов в областях северного Загроса свидетельствует то, что в шумерских документах горы эти, как кажется, называются Хуррум, от чего, как полагают, произошло само название хурритов. Только, по-видимому, позднее они распространялись в верхнеевфратской долине, в Северной Месопотамии, в предгорьях Тавра, в Малой Азии, Сирии, Палестине и др. районах. Хурритские племена встречаются на среднем Тигре, на северо-западе Месопотамии (Мари), в долине рек Балих и Хармис, в Нузи (близ Керкука, древней Аррапхи) и др. областях.

    Хурритский элемент засвидетельствован не только в западных предгорьях Загроса - между Месопотамией и Ираном, но как кажется, и в областях, расположенных восточнее, - в Манне и даже в Андии.

    Во многих из названных выше районов хурриты не могли быть коренным населением.

    В свое время была высказана точка зрения об "арийском" индоевропейском происхождении хурритов. Полагали, что хурриты, будучи арийцами, представляли собою высшую прослойку населения в Митаннийском государстве. Среди хурритов находили "индусские" имена, строились различные гипотезы о наличии в Месопотамии, Сирии и других областях "арийских" династий, об их роля в истории Переднеазиатского Древнего Востока и т.д.

    В настоящее время вопрос о вторжении каких-то групп ариоязычного населения в области Передней Азии не вызывает никакого возражения. Однако проблема переселения этих групп в Переднюю Азию никакого отношения к вопросу о хурритском языке не имеет. В хурритокий проникли только некоторые индоевропейские (ариоязычные) слова и названия. Сейчас можно утверждать, что хурритокий язык не является индоевропейским, ибо, как уже установлено, он родственен урартскому. В последнее время хурритский язык (да и урартский) увязывают с северо-восточно-кавказской (нахско-дагестанской) семьей языков. Не совсем ясен и вопрос о соотношении хурритского и луллубейского элемента в Манне. Однако не приходится сомневаться в относительно широком распространении хурритокого этноса в зоне Приурмийского бассейна в эпоху существования Маннейского царства. Есть некоторые основания думать, что хурритские элементы сохранялись здесь и в античное время, хотя полной уверенности в этом нет. При всем, однако, нельзя недооценивать роль и значение луллубейского элемента в этнической истории Манны.

    Вследствие малочисленности материалов у нас нет возможности соотнести каждый из племенных союзов, упомянутых выше - кутиев, луллубеев, хурритов и касситов, с определенными археологическими комплексами, засвидетельствованными на рассматриваемых территориях. Это можно сделать только в отдельных случаях. С большой долей вероятия можно утверждать, что культура Гейтепе, выявленная у западного побережья Урмийского озера и тяготевшая к области Закавказья, принадлежала кутиям.
                                                                 
    Категория: История Азербайджана | Добавил: Admin (12.01.2011)
    Просмотров: 676 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика