Воскресенье, 27.05.2018, 05:15          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Религия в Азербайджане [2]
Огнепоклонники [2]
Иудаизм в Азербайджане [6]
Христианство в Азербайджане [6]
Ислам в Азербайджане [8]
ВЕРА БАХАИ в АЗЕРБАЙДЖАНЕ [1]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 214
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » Религия Азербайджана » Иудаизм в Азербайджане

    Кавказский Ерушалаим. Часть 2
    Кавказский Ерушалаим. Часть 2

    Шестикупольная синагога  

    Борис Симандуев говорит, что Еврейскую Слободу называли «маленьким Ерушалаимом». Недаром! Когда-то здесь было больше десятка синагог – считается, что число их соответствовало количеству «малых родин» проживавших здесь евреев. Например, синагога «Гиляки» (та, которая сохранилась поныне и где поныне проходят службы) – это нимаз (синагога) гиляков, выходцев из персидской провинции Гилян. Существовал Кусарский квартал и синагога в нем – там жили выходцы из селения Кусары. Нимаз «Карча», где прихожанами были карчаимы. Была своя синагога и у бывших жителей Кулькоты...

    Обо всем этом представитель районной администрации Писах Исаков рассказывает, показывая великолепную панораму Красной Слободы. Вот невдалеке от реки массивное здание Шестикупольной синагоги, а вот кладбище недалеко от центра поселка. Отсюда в свое время начиналась Еврейская Слобода: «Здесь сплошь были леса, дубравы. Их постепенно рубили, строили хижины: четыре столба, а сверху дубовое перекрытие. Накрывали такими же досками, засыпали землей, получались "полуземлянки”. Кое-где такие дома с земляной крышей еще сохранились».

    Начинали, правда, со строительства синагоги, а потом уже вокруг нее возводили собственные жилища. Первые синагоги были семейные – в одной семье могло быть от 70 до 120 человек.

    Это были небольшие деревянные постройки. Потом евреи, объединявшиеся по месту исхода, стали строить здания из самана, обожженного кирпича, и камня для большего числа молящихся. <…> В конце XIX века стали строить большие общинные синагоги из обожженного кирпича. Архитектура их имеет общий для всего Кавказа восточный стиль. <…> Согласно традиции горско-еврейская синагога, нимаз, имела 12 окон и два входа. В западной стене была особая ниша, где располагался Арон Койдеш со свитками Торы. <…> В старые времена сидели на полу, но потом стали устанавливать деревянные скамейки. Каждая семья имела свои места, которые передавались по наследству. Авелим, находившиеся в трауре до 30 дней, сидели в особом ряду.
    (Адам Давидов. «Мудрецы Кавказа».)

    Благодарные потомки сохранили имя строителя кирпичных синагог в Еврейской Слободе: это Гилел бен Хаим.

    По словам председателя общины, в 1935 году из прежде существовавших 13 синагог осталось 11. В 1937 году закрыли все синагоги Красной Слободы. Синагогу рабби Абайе при этом превратили в склад, потом в чулочную мастерскую, ковровую фабрику, магазин, ресторан, однажды она горела…

    «Синагоги использовали для разных целей, – рассказывает Борис Юсифович. – Например, в Шестикупольной синагоге устраивали склад, овощехранилище, чулочную артель. Она была в плачевном состоянии. Люди же не прекращали скрытно молиться в домах, в подвалах. Тайно на Пейсах пекли "мацу-шмуру” в тандырах. А в 1944-м разрешили открыть синагогу, которая и сейчас функционирует».

    В синагоге «Гиляки», построенной 103 года назад, в 1940-х годах возобновились службы. В синагоге рабби Абайе не так давно удалось открыть бейт а-мидраш. Но сегодня в Красной Слободе из 11 зданий бывших синагог уцелели только 6.

    Предметом особой гордости членов общины является большая Шестикупольная синагога, которой почти 140 лет.

    Борис Симандуев вспоминает: «Когда в сентябре 1994 года меня избрали председателем, наша интеллигенция дала мне такое задание: "Если ты Шестикупольную синагогу не восстановишь, народ тебе не простит”. Синагога была во владении государства, но в начале 1996 года ее нам вернули. В конце 2000 года мы завершили реставрацию, а 11 октября 2001 года праздновали ее возрождение. Были приглашены гости из США, Германии, Израиля, Москвы, Дагестана, представители разных религиозных конфессий».

    Мы поднимаемся по высокой лестнице и заходим в роскошное двухэтажное здание. Перед входом снимаем обувь (по традиции горских евреев входить в синагогу в обуви запрещено). Бима из ореха с шестью ступенями, огромный Арон Койдеш, великолепный потолок, украшенный золотыми звездами…

    Борис Юсифович вновь рассказывает: «Это было совершенно запущенное здание. Поставили новые двери, сделали потолок, восстановили Арон Койдеш… Хотя все, что можно было, сохранили – например, окна оставили прежние. Кое-что видоизменили, потолок сделали по-другому. В зале помещаются 200 человек. Женщины сидят в холле, у нас места для женщин нет. Двери с двух сторон, поэтому, когда по большим праздникам выносят Свиток Торы, с ним делают круг и женщины его целуют».

    Писах Исаков продолжает: «Делали с любовью. И все это – за последние 15 лет: и реставрация синагоги, и изменения в жизни поселка. Разве мы могли думать, что дети будут учиться в ешиве? Что появится новое поколение раввинов из числа выпускников ешивы?

    Общественная, религиозная, общинная жизнь сейчас бьет ключом. Община живет полной жизнью. Нам помогают власти, причем на всех уровнях. Сам президент нас "балует” – каждый год приезжает, беседует с людьми прямо на улице. У нас есть идея создать Музей восточно-еврейской культуры. Это будет музей не только горских и сефардских евреев, но всех евреев бывшего СНГ. Будут представлены и евреи Северного Кавказа, и евреи Бухары. Мы уже попали в туристические справочники мира – приезжают иностранные туристы, особенно в летнее время… Сейчас надо торопиться собрать экспонаты, потому что старые здания исчезают, а люди уходят. Мы хотим собрать предметы быта – сохранить все то, что нам дорого…»

    Писах Давидович сообщает нам, что есть старинное здание синагоги, в котором можно разместить будущий музей. Зданию этому более 100 лет.

    Синагоги имели большую святость в глазах горских евреев, и все охотно участвовали в их содержании.
    (Адам Давидов. «Мудрецы Кавказа».)

    Мордахай Мишиев шефствовал при восстановлении синагоги рабби Абайе; братья Захарьяевы построили зал для проведения бар-мицвы и других торжеств, открытый в начале 2006 года; они же являются спонсорами синагоги «Гиляки». Можно назвать еще много-много фамилий. Борис Симандуев приводит пример: «Вот пришло сообщение из Кузбасса: один бизнесмен дает деньги на праздник Песах. Позвонили и сказали, что скоро вышлют. Мы еще не получили денег, но знаем, что люди эти слов на ветер не бросают и обещание выполнят. И мы уже составили список. Можно сказать, мы общину содержим за счет таких людей – наших спонсоров».

    В семьях горских евреев некогда существовала традиция – иметь собственный свиток Торы. Храниться он мог как дома, так и в синагоге, в Арон Койдеш, вместе с общими свитками. Но после 1937 года большинство Сефер Тор сдали на «общественное хранение». Сейчас в Красной Слободе 14 кошерных Сефер Тор, общее же их количество – более 50-ти (кроме этих 14-ти, остальные подлежат реставрации).

    Свитки Торы горские евреи привозили из Багдада и Персии. В кубинской общине сохранился замечательный свиток Торы, написанный в Персии более трехсот лет тому назад. Четкое сфарадистское письмо может служить образцом для современных переписчиков Торы, сойферов. <…> Мезузы горские евреи писали сами. В кубинской генизе можно найти мезузы трехсот- и четырехсотлетней давности.
    (Адам Давидов. «Мудрецы Кавказа».)

    Борис Симандуев рассказывает, что в 1937 году в один день в Красной Слободе арестовали несколько раввинов и шамашей (в каждой из горских синагог служили обычно по два шамаша). Некоторых – как рабби Яагу, хазана синагоги рабби Абайе – в бакинской тюрьме сразу расстреляли… Других, как деда Бориса Юсифовича Бинциона бен Захариё Симандуева, отправили в ссылку в Сибирь. «Он даже не был раввином – занимался мелкой торговлей… Однако был верующим, помогал в синагоге, и когда арестовывали раввинов, его тоже забрали», – сетует председатель общины. В Сибири в 1951 году он скончался…

    Об этих событиях 70-летней давности вспоминает и бывший житель Красной Слободы Анатолий Манахимов: «Помню, в 1937 году раввинов арестовали. Впрочем, несмотря на аресты, оставались другие раввины, учеба не прекращалась».

    Анатолий Ильич родился в Красной Слободе в 1920 году, мальчиком ходил к раввину: «Утром нас учили читать молитвы. В Красной Слободе тогда было много синагог, и во всех – полно людей».

    В 1939 году Анатолий Манахимов был призван в армию. Служил до 1946 года, участвовал в финской войне, прошел всю Великую Отечественную. Победу встретил на севере, в результате там и прожил больше половины своей жизни: работал директором хлебокомбината в Мурманске, Мончегорске. «Неугомонный Манахимов» – так называли его друзья и коллеги. «Старший сын у меня родился после войны, в Красной Слободе. Как родился, сделали обрезание, – рассказывает ветеран. – Всего у меня пятеро детей, десять внуков. Живут и на Севере, и под Ленинградом, сестра – в Тель-Авиве. В Красной Слободе родных никого не осталось…»

    Сейчас Анатолию Ильичу 87. И в столь преклонные годы «неугомонного Манахимова» потянуло на родину. Не так давно он вместе с женой вернулся в Азербайджан. Сейчас живут в Сумгаите…
    Печать Давидова

    Мы уже упомянули, что в Красной Слободе есть свой «колледж» – ешива и бейт а-мидраш под названием «Шмират Ашем» в здании синагоги рабби Абайе. Развивает древние традиции горско-еврейского образования рабби Адам Давидов, приехавший в Красную Слободу из Эрец Исраэль в 1995 году.

    Выкупить полуразрушенное здание помогли американские евреи – гуманитарный фонд «Ваад ле-ацала» («Комитет спасения»). «Часть средств выделила община, часть – "Ваад ле-ацала”, – рассказывает рабби Адам. – При участии детей мы отремонтировали здание, оборудовали учебные классы. В общем, вернули жизнь святому Дому».

    Открытие «Шмират Ашем» состоялось 6 августа 2000 года – ровно через 63 года после закрытия синагоги рабби Абайе в печальном 1937-м…

    Рош-ешива – скромный, сдержанный и в свои 63 года очень моложавый человек. «Я учу Тору, а у Торы возраста нет», – объясняет рабби Адам этот феномен.

    В бейт а-мидраше мальчики изучают Тору, традиции, иврит. Есть компьютерный класс, кабинет английского языка. «Учеба начинается в 10 часов утра, есть и вечерние занятия, – рассказывает рабби Адам. – Возраст учащихся – от 7 до 20 с лишним лет. Разные возрастные уровни, старшие занимаются с младшими. Ученики совмещают учебу в колледже с общеобразовательной школой. Мы изучаем русский язык, математику, физику, шахматы. Занимаемся ежедневно без перерыва. Шаббаты проводим здесь же».

    Чувствуется, что рабби Адам – педагог требовательный. Его суждения лаконичны и незыблемы. О таких говорят: «Сказал, как припечатал». Но в то же время отношение его к ученикам – родственное; он искренне любит всех своих подопечных, в общении с ними не только наставник, но и взрослый друг. В этом мы убедились, беседуя с ребятами, глядя на резвящуюся «горскую поросль». Шаббат здесь встречают все вместе, за огромным праздничным столом трапезничают, ведут беседы о Торе, поют.

    «Сначала было 30–40 мальчиков – а всего человек 70–80. Три-четыре года назад ходили уже около 130 детей. Сейчас, правда, многие разъехались. Некоторые отправились учиться в Кембридж, Оксфорд, в страны СНГ и Европу. Дети у нас очень умные, способные».

    Рабби Адам Давидов не только мудрый учитель, но и писатель. В доступной форме он излагает и талмудические знания, и еврейскую историю, и жизнеописания выдающихся раввинов. Рассказывает он и о духовных учителях горских евреев – «исторических личностях, которые любили свой народ и жили в соответствии с законами Торы». Его книги – «Мудрецы Кавказа», «Пути возвращения: Настольная книга еврея», «Ожерелье удивительных историй и алмазы Галахи» и другие – стали действительно настольными во многих домах горских евреев. Рабби Давидову свойственен нетривиальный подход к материалу, сочетание назидательности и увлекательности, а также абсолютная бескомпромиссность в вопросах веры, сочетающаяся при этом с толерантностью и уважением к личности.

    С рабби Адамом на ниве горско-еврейского образования трудится и его жена Мирьён. В Красной Слободе она возглавляет колледж для девочек. Под ее присмотром юные воспитанницы изучают традиции, заповеди Шаббата и праздников, законы и правила, необходимые будущим женам и хозяйкам дома. Уроки для девочек проходят в недавно отстроенном здании миквы.

    Мирьён Давидова рассказывает: «У нас три группы. Младшие – до десяти лет, средние – пятый-шестой класс и старшие – примерно 16 лет. Всего около 40 девочек. Занимаются домоводством, музыкой, вяжут, проходят компьютерные курсы. И конечно, изучают недельную главу Торы, благословения – то есть все то, что нужно еврейской девушке».

    «Пожалуй, в настоящее время это единственная в мире горско-еврейская ешива, – считает рабби Адам. – Я уверен, придет время, когда имена наших сегодняшних учеников прославят общину великой мудростью и великими делами».
    Воспитательный очаг

    С приездом в Красную Слободу посланника Любавичского Ребе и его жены здесь, помимо горских евреев, появился еврей бухарский – раввин Йона Якубов, и ашкенази – его супруга Хая. Можно сказать, что там, где многие столетия подряд рождались и жили горские евреи, теперь установилось «еврейское многообразие». Его обеспечивают и четверо детишек этой славной супружеской пары.

    По первому образованию рав Йона – врач. Родился он в Бухаре, с трех лет жил в Израиле, а медицинский диплом получил в Польше. Лечить всегда было его призванием. Но однажды, начав свой путь религиозного еврея, он понял, что гораздо важнее лечить людские души. Поэтому он решил выучиться на раввина, в 1987 году получил диплом, подтверждающий, что он имеет право преподавать еврейские обычаи и традиции, а в дополнение – диплом сойфера. Думается, кошерных Сефер Тор в Красной Слободе со временем станет еще больше…

    Приехал сюда рав Йона с семьей недавно, в июне 2005 года. Что греха таить, поначалу и ему, и его жене Хае, родившейся и выросшей в центре Европы, было непросто привыкнуть к столь «экзотическому» месту. К тому же ей было непривычно, что в горских синагогах нет отделения для женщин или женской галереи, что женщины в Красной Слободе в синагогу почти не ходят (только на Йом Кипур или на празднование бар-мицвы…).

    Но шлихут есть шлихут. Рава Йону и его супругу Хаю поддерживало сознание важности исполнения своей мицвы. К тому же, как говорится, «терпенье и труд все перетрут». Сегодня можно смело сказать: за столь короткий срок их успехи в Красной Слободе несомненны. И их самих, и труд их здесь «признали».

    «Под руководством рава Йоны работает самостоятельный "ор-авнеровский” детский сад. Садик посещают 56 детей, – рассказывает Хая. – С сентября 2006 года мы также открыли уроки "STARS”, которые посещают более 30 учеников».

    Программа «STARS» обращена к студентам – молодым евреям от 18 до 28 лет. В вузах они изучают дисциплины, не имеющие связи с еврейством. А программа «STARS» направлена на одновременное – параллельно с профессиональной подготовкой – изучение своих корней. В Красной Слободе обучение проходят только юноши (здесь вообще строго относятся к соблюдению принципа раздельного воспитания).

    «На уроках они изучают традиции, обычаи, философию и еврейскую историю, – сообщает рав Йона. – Занятия проходят два раза в неделю в одном из помещений Шестикупольной синагоги. Преподает молодой раввин, зовут его Исай. Он – один из трех молодых раввинов нашей общины».

    Мы побывали в замечательном детском садике, расположенном, наверное, выше всех других учебных заведений «Ор Авнер» над уровнем моря. Открылся садик в начале учебного 2005 года.

    «Изучаем традиции, каждое утро – молитва, отмечаем праздники», – показывает нам свое «детище» Хая Якубова. Здесь три группы, по которым равномерно распределились детишки с трех до шести лет. При них – замечательные воспитатели. Вот младшая группа, где работают Ирина Айвазова и Аида Альмирзоева. Аида – выпускница Бакинского педагогического университета – говорит, что, хотя общение и обучение в детском саду – по-русски, знание языков очень помогает: «Я еще горский знаю, поэтому с малышами легче общаться».

    (Заметим, знание трех языков – татского, азербайджанского и русского – «лингвистический минимум» каждого местного жителя.)

    Воспитательницей средней группы трудится Батцион Юсуфова. А отец ее в Баку заседает в парламенте, милли-меджлисе, он – «вице-омбудсмен» республики (заместитель уполномоченного по правам человека). Что ж, защищать права человека у Евдо Сасуновича Абрамова в крови – он ведь из рода коэнов…

    Воспитательница старшей, подготовительной группы Алям Мамедова объясняет: «Эти дети изначально не знают русского языка, но буквально через три месяца уже выучивают буквы, наизусть читают стихи, занимаются чтением и письмом... Я считаю, что за оставшееся до школы время они смогут так подготовиться, чтобы пойти сразу во второй класс!»

    Алям Мамедова знает, о чем говорит: она работала в РОНО, окончила аспирантуру в Москве.

    Еврейский детский садик председатель поселкового муниципалитета Красной Слободы Нисим Нисимов высокопарно называет «воспитательным очагом» и при этом особо выделяет инициативу рабби Йоны Якубова, «стараниями которого поселок получил новое воспитательное учреждение». Сам же рав Йона мечтает прежде всего о том, чтобы очаг этот всегда согревал детские сердца теплом веры и Торы, знанием традиций предков.

    Несложно догадаться, что следующий этап в развитии горско-еврейского образования, который намерен реализовать рав Йона, – это открыть в Красной Слободе полноценную еврейскую общеобразовательную школу с изучением традиций, иврита и других языков, с высоким уровнем преподавания. Главное – он верит, что все получится!
    Горские братья

    Отношения евреев с азербайджанцами и вправду добрососедские. Вот как сказал о характере этих взаимных контактов наш добровольный кубинский «экскурсовод» Марк Зарбаилов: «Главное, чтобы у нас друг для друга в сердце место нашлось».

    Председатель общины подтверждает: «Мы здесь живем мирно с соседями, и они доброжелательно к нам относятся. Мы не чувствуем себя чужими. Почему мы завоевали такой авторитет? Потому что уважаем религию друг друга. Мы основываемся на том, что мы – ветви одного дерева. Авраам – наш пророк (они говорят: Ибрагим), а ветви эти – Ицхак и Исмаил. Они – колено Исмаила, мы – колено Ицхака. Религиозные деятели, которые мирно хотят сосуществовать, понимают это. Мы тоже помним наши корни и живем в мире и согласии. В Азербайджане практически никогда не существовало антисемитизма. Мы часто встречаемся друг с другом. Когда у нас праздник – они приходят нас поздравлять. Здесь есть представитель главы всех мусульман Кавказа в Кубе, зовут его Ахунд-Гаджи Наиб Саттаров. Он ведет очень разумную религиозную политику, посещает нас на праздник Песах – мы угощаем его мацой, соком. И тоже посещаем их праздники. Например, 20 января, в День шахидов, мы посещаем мечеть – там наши раввины произносят молитвы. Каждый год 20 января мы готовим продуктовую помощь и после молитвы раздаем каждому лично в руки, чтобы матери и жены чувствовали: мы не забываем их мужей и сыновей. Благодаря таким контактам и существует дружба между азербайджанцами и горскими евреями».

    Однако при всем при том 99% жителей Красной Слободы – евреи, азербайджанцев почти нет. «Почти» – за исключением пяти домов, принадлежащих представителям «титульной нации», и тех азербайджанцев, которые охраняют еврейские дома в период отсутствия хозяев (ведь, несмотря на то что многие здешние евреи живут в Москве, Израиле, США и других странах, дома свои они не продают и не бросают).

    Обитатели Красной Слободы не забывают о том, где они живут. Здесь любят повторять ставшую крылатой фразу президента Азербайджана Ильхама Алиева: «Все евреи – мои друзья, а горские евреи – мои братья». Этим братством здесь очень дорожат.

    …Вот и окраина Красной Слободы, мост через речку Кудиалчай, горы, которые помнят и Фатали-хана, и многих других мудрых людей, живших в этих краях. Марк провожает нас, приглашает приехать снова:

    – Приезжайте в июле, в августе. В это время много людей приезжает – ходят на кладбище, празднуют свадьбы.

    Выясняется, что Марк успел поучиться и у рабби Адама (он был одним из первых учеников в бейт а-мидраше), и в ешиве в Иерусалиме.

    – Когда я приехал туда первый раз, никто не поверил, что я впервые, – так хорошо говорил на иврите. Я мог бы там остаться, но не захотел…

    – Почему?

    – Жара – я ее терпеть не могу...

    – Чем же ты будешь заниматься в жизни?

    – Пока не знаю. Но точно знаю, что буду достойным евреем.

    «Кавказский Ерушалаим» – так называли когда-то Еврейскую Слободу. Раввины Адам Давидов и Йона Якубов, председатель общины Борис Симандуев и юный Марк Зарбаилов так же, как и другие ее жители, надеются, что название это вновь станет оправданным: все их земляки вернутся в свои дома и в этом уникальном месте высоко в горах в полной мере возродится еврейская жизнь.

    Категория: Иудаизм в Азербайджане | Добавил: Admin (11.02.2011)
    Просмотров: 473 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2018
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика