Четверг, 15.11.2018, 23:34          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Общая информация [1]
Традиции и Обычаи [9]
Народное творчество Азербайджана [1]
Литература [11]
Музыка [10]
Театр [21]
Кино [10]
Изобразительное искусство [9]
Архитектура [26]
Композиторы Азербайджана [39]
Крепости Азербайджана [14]
Певцы ; певицы и Ханенде Азербайджана [67]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 214
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » Культура Азербайджана » Композиторы Азербайджана

    Узеир Гаджибеков -1
    Узеи́р Абду́л-Гусе́йн оглы́ Гаджибе́ков (азерб. Üzeyir bəy Əbdülhüseyn oğlu Hacıbəyov; 1885 — 1948), азербайджанский советский композитор, дирижёр, публицист, фельетонист, драматург и педагог, народный артист СССР (1938), лауреат двух Сталинских премий (1941, 1946).

    Действительный член АН Азербайджана (1945), профессор (1940), ректор Азербайджанской государственной консерватории (1928—1929, 1939—1948), председатель Союза композиторов Азербайджанской ССР (1938—1948), депутат ВС СССР 1-го и 2-го созывов (1937, 1941). Член ВКП(б) с 1938 года. Выдающийся музыкальный и общественный деятель Азербайджана, заслуженный деятель искусств Азербайджанской ССР (1935), народный артист Азербайджанской ССР (1937), автор гимнов Азербайджанской ССР и гимна Азербайджана, первый мусульманин — автор оперы

    Биография
     
     
    Дом в Баку, в котором жил Гаджибеков
    Узеир Гаджибеков родился 6 (18) сентября 1885 года в посёлке Агджабеди Шушинского уезда в семье сельского писаря Абдул-Гусейна Гаджибекова и Ширинбейим-ханум из рода Аливердибековых. Вскоре после его рождения семья Гаджибековых переехала в город Шуша, являвшийся одним из крупнейших центров азербайджанской культуры, где и вырос Гаджибеков. Отец будущего композитора долгое время был личным секретарём известной азербайджанской поэтессы и общественного деятеля, дочери карабахского хана — Хуршидбану Натаван, которая оказала огромное влияние на его воспитание. Это знакомство открыло перед юным Узеиром дорогу в лучшие музыкальные сообщества — «меджлисы» Шуши. В юном возрасте Узеир Гаджибеков брал уроки мугамного пения и обучался игре на азербайджанских народных инструментах. В театральной постановке 1897 года «Меджнун на могиле Лейли» (эпизод из любовного дастана «Лейли и Меджнун») Абдуррагима Ахвердиева и Джаббара Каръягдыоглы, 13-летний Узеир пел в сопроводительном хоре. Окончив медресе и двухлетнюю русско-татарскую школу, Гаджибеков в период с 1899 по 1904 годы обучался в учительской семинарии в городе Гори. В Гори семинарист Гаджибеков также освоил игру на скрипке, виолончели и духовых инструментах, там же он познакомился с будущим композитором Муслимом Магомаевым (дед певца Муслима Магомаева). В течение последующих четырёх лет он занимался преподавательской деятельностью в школах Гадрута и Баку. В 1905 году Узеир Гаджибеков преподавал в Баку, в Биби-Эйбатской школе, а затем в школе «Саадат», где он обучал азербайджанскому языку, математике, географии, истории, а также русскому языку. Тогда же он поступил на работу переводчиком в газету «Хаят», затем сотрудничал с газетой «Иршад». В 1911 году Гаджибеков выехал в Москву с целью получения систематического музыкального образования. В течение года он учился на музыкальных курсах Александра Ильинского (сольфеджио — у Николая Ладухина, гармония — у профессора Н. Н. Соколовского), после чего переехал в Санкт-Петербург, где год учился в консерватории. Материальное обеспечение Гаджибекова его друг Муслим Магомаев полностью взял на себя. Будучи в Железноводске в 1912 году, Гаджибеков писал Муслиму Магомаеву:
     
    Узеир-бек Гаджибеков (за столом) в школе Саадат, Баку, 1911 год
     

    ДОРОГОЙ МУСЛИМ!

    С 21 июня мы уже в Железноводске. Малике начинает лечиться, а я начал учиться на фортепьяно. Я здесь нашёл учительницу, которая дает мне 3 урока в неделю и каждый день пользование роялем, всего за 15 рублей в месяц.

    Будучи ещё в Баку, мы с [………] вздумали поехать в Шушу и давать там представления; зная, что часть нот у Вас на квартире, мы с Малике зашли к Вам на квартиру и взяли ноты; но шушинское дело не состоялось, ноты у Джамала. Наши переехали в сады Маштаги. Напиши, когда поедешь в Баку. Напишу и я перед отъездом в Москву. Сообщи о здоровье Макки, как Вам там живется? Нам здесь не особенно скучно, иногда разъезжаем по группам.

    Передай от Малике и меня поклоны Бадюш, маме, Джамуль, Макке и всем знакомым.

    Твой Узеир.
    3 июля 1912 года.
    Железноводск.
    Инженерный переулок, дача № 9.

    В период с 1914 по 1918 годы Гаджибеков являлся редактором, а затем владельцем газеты «Йени игбал», позже был редактором газеты «Азербайджан». В период с июня по сентябрь 1918 года он руководил гастрольной поездкой азербайджанских оперных артистов в иранские города Энзели и Решт. В 1920 году в Азербайджане установилась советская власть. Композитор в том же году представил в Народный комиссариат просвещения Азербайджанской ССР доклад о необходимости открытия музыкальной академии и народной консерватории, а также о передаче им зданий бывших музыкальных школ. В последующие годы Узеир Гаджибеков руководил созданной по его инициативе Азербайджанской тюркской музыкальной школой. В 1925 году его избрали депутатом Бакинского Совета депутатов трудящихся, а в следующем году он стал проректором Азербайджанской государственной консерватории.
     

    Узеир Гаджибеков (справа) с братом Джейхуном

    В 1931 году Узеир Гаджибеков организовал оркестр народных инструментов, а в 1936 — государственный хор. 7 мая 1938 года Узеир-бек подал заявление о приёме в партию, и ЦК КПСС, ввиду его заслуг, по ходатайству ЦК КП Азербайджанской ССР, в качестве исключения, принял Узеира Гаджибекова в ряды партии без прохождения кандидатского стажа. Год спустя композитора назначили ректором Азербайджанской государственной консерватории и в том же 1939 году избрали членом организационного комитета I съезда Союза композиторов СССР. В сентябре 1945 года Гаджибеков был назначен директором Института искусств АН Азербайджанской ССР[10]. Скончался композитор 23 ноября 1948 года в Баку от сердечной недостаточности.
     
    Личная жизнь

    В 1909 году Узеир Гаджибеков женился на Малейке-ханум Терегуловой — представительнице знатного рода Терегуловых, известного как в Азербайджане, так и в Грузии. Другая из шести сестёр Терегуловых была замужем за Муслимом Магомаевым-старшим. После получения высшего образования Гаджибеков жил в Баку с женой и матерью, а также опекал пятерых детей своей сестры; своих детей у него не было. Брат композитора Джейхун Гаджибейли эмигрировал во Францию, но это не отразилось на признании композитора в СССР благодаря тому, что композитор поддерживал связи с братом, живущим в Европе, посредством сестёр и других родственников. До постановки «Кёроглы» постоянно сохранялась опасность ареста композитора и возможных репрессий, но после того, как в 1938 году «Кёроглы» была триумфально поставлена в столице СССР, автор был удостоен звания Народного артиста СССР, ордена Ленина, и был избран депутатом Верховного Совета СССР. Это было признанием со стороны политического руководства страны.
     
    Творчество
     
    Гаджибеков на марке Азербайджана
                            
    Узеир Гаджибеков в 1913 году.

    В творчестве Узеира Гаджибекова соединились западные и восточные музыкальные стили; элементы азербайджанской народной музыки были приспособлены им к классическим европейским традициям. С использованием этого метода Гаджибековым в 1908 году была написана первая азербайджанская опера «Лейли и Меджнун», по мотивам одноименной поэмы азербайджанского поэта Физули. Его вторая опера «Шейх Санан», созданная в 1909 году, значительно отличалась по стилю от предшественницы и состояла в большей степени из авторской музыки. Следующие четыре оперы, написанные между 1910 и 1915 годами, имели в основе традиционный азербайджанский мугам («Рустам и Зохраб» (1910 год), «Шах Аббас и Хуршуд Бану» (1911 год), «Асли и Керем» (1912 год), «Гарун и Лейла»(1915 год)). Лучшим произведением композитора считается опера «Кёроглы», написанная в 1936 году. За эту работу Узеир Гаджибеков в 1941 году был удостоен Сталинской премии. В общей сложности им было написано 7 опер и 3 оперетты: «Муж и жена» (1909), «Не та, так эта» (1910) и «Аршин мал алан» (1913). Гаджибеков являлся автором либретто ко всем своим произведениям, за исключением оперы «Кёроглы». У него также была незавершённая опера «Фируза». Это произведение было дописано композитором Исмаилом Гаджибековым.

    Узеир Гаджибеков стал основоположником нового жанра камерной вокальной музыки — романса-газели, создав такие произведения, как «Сенсиз» (1941) и «Севгили джанан» (1943). Помимо этого, Гаджибеков считается также основателем азербайджанской оперной школы. В. Виноградов в своей книге «Узеир Гаджибеков и азербайджанская музыка» пишет:
    «…Его заслуга поистине велика. Не случайно, что опера в Азербайджане является массовым музыкальным жанром.…».

    — (из книги В.Виноградова, «Узеир Гаджибеков и азербайджанская музыка»)

    В 1918 году композитор сочинил гимн Азербайджана. С 1920 по 1991 этот гимн не исполнялся по причине вхождения Азербайджана в состав союзных республик СССР. Однако в 1930 году, по случаю 10-летней годовщины установления советской власти в Азербайджане, Узеир-бек написал слова и музыку к Гимну Азербайджанской ССР. Новый гимн был впервые исполнен 28 апреля 1930 года под руководством самого Гаджибекова. Поскольку Гимн Азербайджанской ССР 1930 года близок к жанру кантаты, его иногда называют кантатой. Уже в 1944 году Узеир Гаджибеков сочиняет новый гимн союзной республики, исполнявшийся до выхода Азербайджана из состава СССР. В 1991 году старый гимн 1918 года вновь стал государственным.
     
    Опера «Лейли и Меджнун»
    Основная статья: Лейли и Меджнун (опера)
    Первая афиша Лейли и Меджнун. Баку, 1908 год
     
    Первую азербайджанскую оперу Узеир Гаджибеков начал писать в 1907 году. Она была завершена к 1908 году, и тогда же поставлена впервые в Баку, в театре, принадлежавшем нефтяному магнату и меценату Гаджи Зейналабдину Тагиеву. В первой постановке оперы участвовали деятели азербайджанской культуры, впоследствии ставшие популярными музыкальными и общественными деятелями как независимого Азербайджана, так и Азербайджанской ССР.
     
    «Первый Меджнун», оперы Лейли и Меджнун, Баку, 1908 год
    На таре играл известный впоследствии тарист Гурбан Пиримов, роль Меджнуна исполнял Гусейнкули Сарабский, а сам композитор исполнял партию скрипки в оркестре. Роль Лейли исполнял мужчина. Сарабский в изданных им в 1930 году воспоминаниях пишет:
    «…После этой постановки многие стали называть меня Меджнуном. Я дорожил этим именем, я гордился им. Народ, встречавший раньше меня на улице с усмешкой, теперь принимал с уважением и любовью…»

    — (Г. Сарабский, Воспоминания)

    Оперой Узеира Гаджибекова «Лейли и Меджнун» была заложена основа азербайджанской оперы. Композитор стал основоположником жанра мугам-оперы. Впоследствии он вспоминал:    В то время я, автор оперы, знал лишь основы сольфеджио, но не имел никакого представления о гармонии, контрапункте, музыкальных формах... Тем не менее успех «Лейли и Меджнун» был большой. Он объясняется, по моему мнению, тем, что азербайджанский народ уже ожидал появления на сцене своей, азербайджанской оперы, а в «Лейли и Меджнун» сочетались подлинно народная музыка и популярный классический сюжет.   

    Узеир Гаджибеков остановил выбор на поэме Физули «Лейли и Маджнун» (сама поэма основана на арабской легенде о Лейли и Маджнуне) и на жанрах народной музыки, что положительно повлияло на восприятие произведения в мусульманском обществе. Первая постановка оперы за пределами Азербайджана прошла в Тифлисе.

    В 2008 году согласно Распоряжению Президента Азербайджанской Республики в Азербайджане официально отмечалось 100-летие создания оперы . За прошедшее время (до 2009 года) опера была поставлена более 20 тысяч раз. В следующем году «Лейли и Меджнун» стала частью программы проекта «Шёлковый путь» известного виолончелиста Йо-Йо Ма, с использованием традиционных восточных инструментов, а также с участием известного вокалиста, исполнителя мугама Алима Гасымова и его дочери Фарганы Гасымовой. Консультантом проекта является этномузыковед, профессор Университета Индианы и Бакинской музыкальной академии Аида Гусейнова. 23 ноября 2008 года в столице Катара городе Доха состоялась мировая премьера мультимедийной аранжировки оперы «Лейли и Меджнун» в исполнении ансамбля Йо-Йо Ма как с участием западных, так и восточных музыкантов.
     
    Оперетта «Аршин мал алан»
    Основная статья: Оперетта «Аршин мал алан»
     
     
    Афиша постановки Аршин мал алан, Тифлис, 1919 год

    «Аршин мал алан» является последней и одной из самых популярных оперетт Узеира Гаджибекова. Она была написана в 1913 году в Санкт-Петербурге. Действие оперетты происходит в Шуше. Так описывает историю появления «Аршин мал алан» дочь Рашида Бейбутова — Рашида:
    …Мой дед Маджид-бей Бейбуталы, так в старину звался род Бейбутовых, обладал необыкновенным голосом, прекрасно исполнял народные песни и к 30 годам стал профессиональным певцом. А до этого помогал своему отцу: набрав короб шелков, он ходил по улицам Шуши, где тогда они жили, и зазывал местных модниц поглядеть на товар: «Аршин мал алан, аршин мал алан…» Колоритная фигура коробейника настолько врезалась в детскую память будущего композитора Узеира Гаджибекова, что впоследствии он использовал этот сюжет в оперетте «Аршин мал алан»…"

    — (Интервью Рашиды газете АиФ)

    Вся музыка, кроме мугама, присутствующего в опере «Лейли и Меджнун», написана самим автором. По ходу действия цитируется только одна азербайджанская народная песня. Характерная ладовая структура и ритмика соответствуют каждому определённому образу спектакля. Лирическая ария Аскера написана в ладе «Шуштер», ряд сцен и куплеты Джахан в ладе «Шур» и т. д.
     
    Афиша постановки Аршин мал алан, Париж, 1925 год

    В то же время вступительная ария Аскера и ряд других вокальных номеров выполнены в чисто европейской манере. Премьера «Аршин мал алан» состоялась в 1918 году в театре Зейналабдина Тагиева. В дальнейшем «Аршин мал алан» был переведён на более чем 75 языков и поставлен в 187 театрах 76 стран: в 16 городах Грузии, в 17 городах Болгарии, 13 штатах США, 17 городах Польши (1500 раз), в 28 городах России, в 8 городах Китая и т. д В 1919 году труппа братьев Гаджибековых гастролировала в Турции, в Стамбуле. Эти гастроли проходили настолько успешно, что азербайджанским артистам пришлось арендовать на несколько месяцев театр «Шарг» («Восток») в Стамбуле. Особо стоит выделить постановку оперетты «Аршин мал алан» в Парижском театре «Фемина», премьера которой состоялась 4 июля 1925 года. Перевод на французский был совершён братом автора Джейхун-беком. Роли исполняли французские артисты Дерваль (Султан-бек), Монте (Аскер), Пассани (Гюльчохра), Магали (Ася) и другиe. Известный польский драматург С. Поволоцкий вспоминает:
    …Я первый раз услышал арию Аскера в исполнении великолепного певца Рашида Бейбутова. Потом я посмотрел фильм «Аршин мал алан», в котором Рашид Бейбутов сыграл главную роль. Я был потрясён и влюблен в эту картину. Спустя некоторое время любимый всеми певец в очередной раз приезжает в Польшу на гастроли. Я ещё раз услышал в его исполнении арию Аскера из «Аршин мал алана» на польском языке, которую он исполнял на каждом концерте. После очередного концерта подошёл к Рашиду Бейбутову и поделился с ним желанием перевести «Аршин мал алан» на польский язык. Певец мое предложение одобрил…

    — (из воспоминаний С. Половоцкого)

    В 1954 году в Белостокском государственном театре им. А. Венгерска был поставлен «Аршин мал алан» на польском языке. В главных ролях выступали Е. Пореда и С. Волошина. В 2004 году премьера новой постановки «Аршин мал алан» состоялась на сцене Высшего театрального училища имени Щукина при Государственном театре имени Вахтангова с участием популярных российских актёров-выпускников Щукинского театрального училища. В 2007 году оперетта была поставлена в Вене.

    Экранизация оперетты «Аршин мал алан»

    Оперетту «Аршин мал алан» экранизировали 4 раза. Первая экранизация была осуществлена в России в 1916 году. Режиссёр Б. Светлов произвёл эту экранизацию с участием Гусейнкули Сарабского, Ахмеда Агдамского, М. Алиева на студии «Фильм» братьев Пирон[37]. Следующая экранизация произошла в Санкт-Петербурге в 1917 году, но по настоянию автора фильм сняли с проката[35]. В том же году съёмки «Аршин мал алан» прошли в США. Журнал Молла Насреддин от 16 февраля 1917 года писал: «…В одной из нью-йоркских газет сообщается о том, что в Америке был поставлен „Аршин мал алан". Это замечательная оперетта нашего соотечественника Узеир-бека Гаджибекова также покорила американских зрителей…».

    15 сентября 1918 года в газете «Миллят» Юсиф-бек Везиров также подтвердил этот факт. Он писал: «…Аршин мал алан имел огромный успех даже на сценах Америки… Мы с гордостью можем заявить о том, что во всем исламском мире мы — авторы первой оперы и оперетты…». В 1937 году американский режиссёр армянского происхождения Сетраг Вартян[38] в третий раз экранизировал «Аршин мал алан» на армянском языке без указания автора[39]. Узеир Гаджибеков адресовал свой протест лично Сталину. По указанию последнего была организована экранизация произведения Гаджибекова в Азербайджане, в 1945 году[40]. Сценарий к фильму написал Сабит Рахман, режиссёрами-постановщиками были назначены Рза Тахмасиб и Николай Лещенко. Должность музыкального редактора была поручена племяннику Узеир-бека Ниязи. Поистине звёздным стал актёрский состав фильма. Были приглашены Рашид Бейбутов, Лейла Бадирбейли. На роль Аси была утверждена молодая актриса Театра юного зрителя Рахиля Меликова. Консультантом проекта выступил известный советский кинорежиссёр, актёр и сценарист Г. В. Александров.

    Изначально картина не была одобрена советской цензурой и прокат её был запрещён, однако несогласный с мнением худсовета Сергей Эйзенштейн, считавший, что картина «покорит мир», добился того, чтобы картину посмотрел Сталин, который одобрил фильм. После одобрения Сталина фильм «Аршин Мал Алан» поступил на прокат в СССР и получил Сталинскую премию.

    Этот фильм показали в 136 странах и дублировали на 86 языков. В связи со 100-летием мирового кино «Аршин мал алан» 1945 года (режиссёр Рза Тахмасиб) вошёл в список 100 любимых фильмов кинозрителей Советского Союза. Только в Советском Союзе фильм просмотрели более 16 млн зрителей. Бюджет картины составил 5 млн. 807 тыс. рублей, тогда как прибыль от проката картины превысила цифру в 5 млрд рублей [42].    Зрителям в национальных республиках демонстрировались красивые истории о средневековых поэтах и певцах, о несчастной любви. Это были фильмы в стиле нео-фольклора позднего сталинизма. Народность снова получила признание. Вклад Азербайджана в этот жанр представлен музыкальным шедевром «Аршин мал алан». Фильм был снят в 1945 году на основе комедийной оперетты Узеира Гаджибекова, созданной по мотивам народной любовной истории об ухаживаниях купца Аскера за его возлюбленной Гюльчохрой..   

    В 1965 году Государственная организация «Союзэкспорткино» СССР, учитывая, что «Аршин мал алан» 1945 года с участием Рашида Бейбутова принёс большую финансовую прибыль, заказала Бакинской киностудии новый, цветной вариант фильма. Таким образом, режиссёром Тофиком Тагизаде было ещё раз экранизировано это произведение Узеир-бека Гаджибекова. Его фильм «Аршин мал алан» 1965 года не снискал такой популярности, как первый, однако был более совершенным с точки зрения технического оснащения[45]. Позже была снята китайская версия фильма, которая называлась «Любовь под одеялом»[42]. Среди исполнителей ролей в этом произведении Узеира Гаджибекова есть также и известный азербайджанский исполнитель мугама — Алим Гасымов, исполнявший не раз партию в этой мугам-опере.
     
    Оперетта «Не та, так эта»
    Основная статья: Не та, так эта (оперетта)

    Напипсанная в 1910 года оперетта «Не та, так эта», является второй по счёту музыкальной комедией композитора (после «Мужа и жены»). Её премьера состоялась 25 апреля (8 мая) 1911 года в Баку в театре братьев Маиловых (ныне — Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета им. М.Ф. Ахундова). В главных ролях выступили: в роли Мешеди Ибада — Мирза Алиев, в роли Сарвера — Гусейнкули Сарабский, в роли Гюльназ, дочери Рустамбека — Ахмед Агдамский, в роли Гасан-бека — М. Х. Терегулов. Дирижировал сам автор комедии. Имело место несколько сценических редакций этой комедии, она была переведена на многие языки и с успехом ставилась в городах Закавказья, Турции, Болгарии, Йемена и т.д. Либретто комедии впервые было издано в 1912 году в Баку, в типографии братьев Оруджевых. Первоначально она была в трёх действиях, а после того, как в 1915 году была написана сцена в бане — стала музыкальной комедией в четырёх действиях. В музыке Узеиром Гаджибековым была использована азербайджанская народная музыка, мугам, а в тексте — газели Физули.

    Главный герой комедии, пятидесятилетний купец Мешади Ибад, за которого выдаёт свою пятнадцатилетнюю дочь Гюльназ обедневший бек Рустам-бек. Но к концу комедии возлюбленному Гюльназа, студенту Сарвару, удаётся обмануть Мешади Ибада, и в итоге тот женится не на Гюльназ, а на её служанке Сенем, сказав «не та, так эта».

    Комедия «Не та, так эта» считается одной из самых смелых и принципиальных произведений в театральном искусстве дореволюционного Азербайджана, в котором Гаджибекову удалось показать социально-бытовые противоречия в азербайджанской действительности конца XIX — начала XX века. Но, как отмечает Метью О’Брайн, именно поддержка прав женщин стоит в центре этой комедии Узеира Гаджибекова[48].

    Эта комедия была экранизирована в 1956 году киностудией «Азербайджанфильм». Фильм «На та, так эта» также имел большой успех у зрителей.

    Опера «Кёроглы»
    Основная статья: Кёроглы (опера)

    Одной из самых знаменитых в наследии Узеира Гаджибекова считается опера «Кёроглы», одна из его последних работ, которая была написана в 1932—1936 годах и поставлена впервые в Баку в 1937 году. Многие критики считают эту оперу венцом музыкального творчества Узеир-бека[49] — своеобразной «энциклопедией стиля Гаджибекова». Либретто пятиактовой оперы написано самим композитором, совместно с Г. Исмайловым и одним из самых известных азербайджанских драматургов Мамед Саидом Ордубади[51]. В основу сюжета оперы, являющейся героическим эпосом, лёг ашугский дастан «Кёроглы», известный также и за пределами Азербайджана — на Кавказе, в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Героико-эпический характер сюжета произведения, написанного в стиле мугам-оперы, подчеркивают динамичные лейтмотивы, призванные передать всю остроту межклассовой борьбы в средневековом Азербайджане. Герой оперы — собирательный образ народа, угнетённого и борющегося за свободу — Кёроглы; отрицательный герой — Гасан-хан. Основу музыкально-театральной постановки впервые в истории азербайджанской оперы составил хор, монументально выразивший образ народа. Использование хора в опере «Кёроглы» положило начало использованию азербайджанскими композиторами кантатно-ораториального жанра в последующем творчестве. В опере «Кёроглы» Гаджибеков широко использовал также танцевальную составляющую, создавшую бытовой фон для более качественного выделения характера и ментальности героя оперы — народа. Танцевальные сцены оперы дали толчок к появлению и дальнейшему становлению национального балета. Узеир-бек писал:    Я поставил перед собой задачу создать национальную по форме оперу, используя достижения современной музыкальной культуры… Кёроглы — ашуг, и он воспет ашугами, поэтому превалирующим стилем в опере является стиль ашугов… В «Кёроглы» есть все элементы, свойственные оперному произведению, — арии, дуэты, ансамбли, речитативы, но всё это построено на основе тех ладов, на которых строится музыкальный фольклор Азербайджана.   


    Эта опера Гаджибекова получила признание как любителей оперного жанра в СССР, так и высшего руководства страны. В 1941 году за оперу «Кёроглы» Узеир Гаджибеков получил Сталинскую премию. Признание оперы в СССР открыло путь к известности композитора на Западе. В ролях выступили такие деятели азербайджанского искусства, как Бюльбюль (Кёроглы), Гюляра Искендерова (Нигяр), М. Багиров (Гасан-хан), Г. Искендеров (Шут). В 1938 году прошла постановка на Декаде азербайджанского искусства в Москве. В Баку в 1943 году была осуществлена постановка на русском языке под дирижированием Ниязи, художником-постановщиком оперы в 1975 году был знаменитый впоследствии в СССР художник Таир Салахов. За пределами Азербайджана опера ставилась в Ашхабаде в 1939 году на туркменском языке, в 1942 году в Ереване на армянском языке и в 1950 году в Ташкенте на узбекском языке. Опера демонстрировалась во время гастрольных поездок АТОБ в таких городах, как Тебриз, Тбилиси, Киев, Ленинград. В 1952, 1970 и 1985 годах были изданы клавиры и партитура оперы, осуществлена грамзапись. Именно успех «Кёроглы» побудил известных западных критиков рассмотреть и изучить творчество Узеира Гаджибекова и первым из азербайджанских композиторов причислить его к плеяде известных композиторов России и Советского Союза . Начиная с 1940 года, опера «Кёроглы» Узеира Гаджибекова была включена в репертуар Большого театра.

    Критика творчества Узеира Гаджибекова

    Широко известный на постсоветском пространстве, Узеир Гаджибеков мало известен на Западе, его вклад недооценён и игнорировался некоторыми западными критиками. Американский музыкальный критик Марина Фролова-Волкер, впервые употребившая термин «мугам-опера», оценивая эффект смешения оперы западного стиля и мугама, считает этот синтез недостаточно совместимым[58]. Другой западный критик Мэтью О’Брайен, напротив, находит этот синтез и музыку Гаджибекова, каким бы несовместимым он не показался, очень свежим, оригинальным и новаторским. По словам Мэтью О’Брайена:

    Композитор Гаджибеков сравним с Глинкой, его важность в роли этно-музыканта сравнима с Комитасом, его влияние как учителя сравнимо с вкладом Римского-Корсакого или Танеева, Гаджибеков в роли основоположника азербайджанского музыкального образования сравним с братьями Рубинштейн…

    — Мэтью O'Брайен
     
     
    Дружеский шарж  «Подражание Репину: На оперном тракте», выполенный М. Алексичем и изображающий советских композиторов с Узеиром Гаджибековым на переднем плане.

    Советские критики и деятели культуры также оценивали творчество Гаджибекова по разному. Если Иван Козловский и Куддус Кужамьяров выделяли темпераментность и выразительность его музыки, а также её доступность простым людям, то азербайджанский критик А. Ахлиев-Мамедов критикуя оперетту «Аршин-мал алан» писал, что использование музыкальных комедий в воспитании детей может пагубно повлиять на их образ жизни[58].

    Созданные Гаджибековым жанр мугам-оперы и его первая опера «Лейли и Меджнун» встретили сильный протест со стороны министра образования Азербайджанской ССР 1920-х годов Мустафы Гулиева. Гулиев, будучи сторонником вестернизации (русификации) азербайджанской музыки и отказа от национальной музыкальной традиции, резко раскритиковал оперу, выделяя её провинциальность и отсталость, исходящую от использования мотивов мугама. Параллельно в прессе было опубликовано большое количество писем от рабочих и интеллегенции Баку с требованиями создания современной национальной оперы без использования мотивов мугама. Вестернизация (русификация) азербайджанской оперы встретила поддержку также со стороны литературных кругов. Один из знаменитых азербайджанских поэтов того периода Сулейман Рустам писал в своих стихах: «…Стоп тар! Стоп тар! Тебя не любит пролетарий! …», в то время как Микаил Мушфиг отвечал ему: «…Пой тар! Пой тар! Как же можно позабыть тебя?…».

    Грузинский музыковед и критик Шалва Асланишвили отзывается о композиторе следующем образом:

    В истории советской музыки Узеирбек Гаджибеков занял своё индивидуальное место, нашёл свой путь, разработал свою музыкально-логическую и музыкально-семантическую систему. Музыка Узеирбека Гаджибекова — это музыка необычайно сильных чувств, значительных мыслей, высоких идей. Она всегда говорит о мужестве, воле, непокорности духа.

    — Шалва Асланишвили

    Благодаря успеху оперы «Кёроглы» Гаджибеков получил известность не только в пределах СССР но и на западе. О нём написали в ряде западных музыковедческих публикаций, таких как «Russian composers and musicians (Русские композиторы и музыканты)» Володарской-Ширяевой (1940 г.), «Handbook of Soviet musicians (Справочник советских музыкантов)» Бэлзы (1943 г.), «Realistic music (Реалистичная музыка)» Рены Моисенко (1949 г.) и других. Однако информации о Гаджибекове в этих источниках было очень мало и среди произведений были выделены только две оперы композитора — «Лейли и Меджнун» и «Кёроглы». Это было связано с малоизвестностью Гаджибекова за пределами СССР.

    Марина Фролова-Волкер, описывая музыку композиторов национальных советских республик, называла её мёртвой, обосновав это «испорченностью Сталинизмом». Однако Мэтью О’Брайен выделяет музыку Гаджибекова из этого списка, приводя в пример символичность звучания оперы «Кёроглы» из граммофонов в период обретения Азербайджаном независимости в 1990-е годы, частое упоминание имени Гаджибекова в статьях американского журнала «Azerbaijan International», дебют 26 мая 2002 года произведений Узеира Гаджибекова «Лейли и Меджнун», «Кёроглы» и «Не та, так эта» на американском общественном радио, а также полное воспроизведение оперы «Кёроглы» на радио Принстонского университета 16 июня 2002 года.
                                                                          
                                                                                                     
    Категория: Композиторы Азербайджана | Добавил: Admin (26.01.2011)
    Просмотров: 1963 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2018
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика