Среда, 26.07.2017, 14:44          
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
История Азербайджана [41]
ХАНСТВО [19]
Археологические памятники каменного века в Азербайджане [12]
Чёрный Январь [13]
День Геноцида азербайджанцев, 31 марта [2]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 211
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Программы для всех
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Форма входа
     Каталог статей
    Главная » Статьи » История Азербайджана » История Азербайджана

    Исторический очерк-8
    КЛАССОВЫЕ ОБЩЕСТВА И РАННИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ АЗЕРБАЙДЖАНА.

    МАННЕЙСКОЕ ЦАРСТВО

    Как отмечалось выше, в конце II - начале I тыс. до н.э. в Приурмийском районе появляется некоторое количество мелких политических образований. Наиболее крупным из них было Замуа, возникшее в начале I тыс. до н. э. Не меньшее значение имели владение Никдиары (Мекдиары) и царство Аллабриа, рядом с которым часто упоминается страна Каралла. Здесь же было расположено государство Гилзан, куда ассирийцы часто совершали походы. Гилзанцы могли длительное время сохранять независимость. Только когда им непосредственно угрожало ассирийское нашествие, они бывали вынуждены выплачивать ниневийским владыкам дань. Приблизительно в конце IX в. до н.э. Гилзан был поглощен урартами. Существовали также "царство" Киррури, "страны" Хубушкиа и Мес(с)и, последнюю из которых населяли воинственные племена, занимавшиеся коневодством, верблюдоводством и разводившие крупный и мелкий рогатый скот. Следует упомянуть и "страны" Парсуа, Гизилбунда, Андиа и Зикерту. 3икертийцы во второй половине VIII в. до н.э. доставляли немало хлопот не только маннейским правителям, но даже грозным ассирийским воителям.

    Необходимо упомянуть также "страны" и "царства": Нинни с центром - укрепленным городом Ариду; Шурдира, где правил Артасару; Харруна, Симеси, Улманиа, Адауш, Хармаса, Сангибути, Пулуади и другие. Многие из них ассйрийцы обложили данью еще в начале IX в. до н.э. во времена Ашшурнасирапала II. Здесь обитали также различные племена - теурлайцы, сунбийцы, кумурдийцы, далийцы и др. Уже со второй половины IX в. до н.э. в Приурмийском районе вырисовываются контуры Маннейского царства.

    В ряде азербайджанских областей ведущей отраслью хозяйства в то время было земледелие, причем ирригационное, а в других - население занималось преимущественно скотоводством. В областях Приурмийского бассейна важную роль играло также коневодство. Здесь были проложены каналы, возделывались богатые нивы, успешно развивалось ремесленное производство и складывалась самобытная культура.

    Железо в это время занимает уже значительное место в производстве. Увеличивается количество железного оружия, хотя употребляется также биметаллическое и полностью бронзовое оружие. Увеличивается роль лошади в хозяйственной жизни, особенно в военном деле, что весьма заметно отражается в мифологии и ритуалах.

    Ассирийские и урартские источники начала I тыс. до н.э. сообщают нам о многочисленных поселениях, городах, "царских городах" - столицах с мощными крепостями, оборонительными странами, цитаделью, дворцами и т.д. Археологами выявлены хорошо укрепленные поселения с цитаделями и сложной системой внутренних построек. Таким, например, был город-крепость на Хасанлутепе (у южного берега оз. Урмия), относящийся к 1000-800 гг. до н.э. Очевидно, такие города-крепости были центрами "стран", упоминавшихся в клинописных источниках. Общества Замуа, Аллабрии, Гилзана, судя по летописям ассирийских царей и археологическим материалам, уже в IX в. до н.э. были классовыми. Во главе их стояли "цари", у них были свои столицы. О социальном и имущественном расслоении, существовавшем в то время, говорят марликские, хасанлунские, калуразские и другие погребения.

    Насельники, например, района Хасанлу выращивали пшеницу, просо, ячмень. У них была хорошая для того времени земледельческая техника. В числе других сооружений здесь обнаружены хранилища с остатками различных сельскохозяйственных продуктов, винные амбары с карасами для вина и т.д. Археологические материалы из Зивие, Хасанлу, Марлика, Сулдуза, Калураза и других мест Южного Азербайджана и смежных с ним областей свидетельствуют о высоком профессиональном уровне ремесленников и самого искусства. Здесь найдены керамические изделия, гончарные обжигательные печи, оружие из железа и бронзы с отделкой из золота и серебра, шлемы, а также изделия из драгоценных металлов. В Хасанлу и Марлике обнаружены фрагменты различных тканей. Во время раскопок выявлены мастерские ремесленников, в частности, так называемый "дом ремесленника" в Хасанлу. Древняя металлургия этого региона имела собственную сырьевую базу. Богатые сырьевые ресурсы, развитые сельское хозяйство и ремесло способствовали расширению торговли не только между отдельными областями Азербайджана, но и с сопредельными странами. Через территорию Азербайджана еще в глубокой древности проходили международные торговые пути, связывавшие этот край с западными и восточными странами.

    Данные материальной культуры - различные изображения на керамике, металлические изделия с мифологическими и эпическими сюжетами, печати и другие предметы свидетельствуют о богатой культуре и духовном мире насельников этого края. Очень интересна, например, ситула, на которой изображен, по-видимому, музыкант, играющий на инструменте, напоминающем, кажется, современный саз. У маннеев, почти несомненно, существовала своя письменность.

    Северные области Азербайджана в это время, судя по памятникам материальной культуры, мало чем отличались от большинства южно-азербайджанских объединений по уровню хозяйственного и культурного развития. Во всяком случае в начале I тыс. до н.э. значительное большинство племен северных районов Азербайджана жило уже в условиях последней стадии доклассового общества и перехода к раннеклассовым обществам. Однако в целом уровень социального развития северо-азербайджанских обществ был несколько ниже, чем у южно-азербайджанских. Здесь еще не было государственных образований.

    Маннейские царство.
    Борьба с иноземными захватчиками.
    Падение Манны.

    Опасность вторжений со стороны грозных соседей, в первую очередь, ассирийцев, способствовала объединению племен Приурмийского района. Начиная уже со второй половины IX в. до н.э. в Приурмийском районе постепенно вырисовываются контуры Маннейского царства. Манна уже в VIII в. до н.э. превратилась в важный фактор в политической жизни и международных отношениях того времени. Царство это было первым крупным государственным образованием на территории Южного Азербайджана.

    Маннейское объединение возникло на территории с древними традициями, в районе, который на довольно значительном отрезке древней истории оставался экономически и культурно ведущим.

    Манна была прямой наследницей кутийских, луллубейских, хурритских и других племен и племенных союзов, существовавших в этом регионе в III-II тыс. до н.э.

    Земли, где было расположено Маннейское царство, еще в глубо-кой древности втянулись в культурно-экономические и политические отношения с областями Двуречья, что, несомненно, имело важное значение в деле ускорения распада первобытно-общинного строя у племен, обитавших здесь.

    До конца IX в. до н. э. Манна мало чем отличалась от десятка других "стран" области Замуа.

    Впервые в клинописи Манна (в форме "Мунна") названа в надписи Салманасара III под 843 г. до н. э. Ассирийцы обычно называли Манну "Страной (племени) маннеев", а урарты - "Страна Мана". В Библии рядом упомянуты царства Арарат, Минни, Ашкеназ. Библейское Минни, отражающее, вероятно, произношение Менни, отождествляют с Манной.

    Наименование Манна, по происхождению было несомненно местным. Быть может, прежде оно существовало как название одного из приурмийских племен, а затем распространилось на все земли, объединенные маннеями.

    В Манне наряду с доминирующим племенем имелись и иные племена как, например, суйбийцы, теурлайцы, далийцы и др. Однако уже заметны признаки этнической консолидации. Так например, маннейский царь печется не только об отвоевании завоеванных урартским царем земель, но и о том, чтобы "...рассеянные маннеи были возвращены на место".

    Если при Салманасаре III имеются только первые намеки на объединение маннейоких областей, во главе части которых стоит "царь" Удаки, не покорившийся ассирийцам и "укрывавшийся в горах", то вскоре Страна маннеев, о которой упоминается в списке эпонимов, занимает значительную часть Приурмийского района. Это свидетельствует о развернувшемся на этой территории объединительном процессе, возглавляемом царями, сидевшими в городе Изирту.

    Судя по ассирийским данным Маннейское царство возникает на территории Внутренней Замуа, являвшейся частью большой области Замуа, название которой сменило собою древнее наименование Луллубум. Можно предполагать, что Замуа является этническим термином - наименованием одного из крупных луллубейских племен.

    Серьезным и действенным поводом к политическому объединению маннейских племен в этих областях послужила двусторонняя опасность - со стороны укрепившейся к этому времени Ассирийской державы, а вскоре, и со стороны Урарту. К 20-м годам IX в. до н.э. Страна маннеев уже занимала значительную территорию Приурмийского района. Власть царя была достаточно сильна, хотя ограничивалась различными органами родового общества. В Манне существовала влиятельная аристократия - родовая, военная и служивая знать; здесь уже наметились глубокие социальные противоречия, шла борьба как внутри самого господствующего класса, так и между правящей верхушкой и широкими слоями населения.

    Упорная борьба за обладание Приурмийским районом между двумя сильными государствами - Ассирией и Урарту разгорелась в конце IX - начале VIII в. до н.э.

    При урартских царях Менуа, Аргяшти I, Сардуре II в конце IX - первой половине VIII в. до н.э. урарты становятся наиболее опас-ным врагом Манны. В период правления Менуа Урарту настолько крепнет, что ассирийский царь вынужден был признать в нем достойного врага. Между двумя сильными противниками снова разгорелась борьба за обладание Приурмийским районом. Менуа добивается победы и отбирает у ассирийского царя область за областью.

    Однако Ассирия была еще достаточно сильна и борьба за Приур-мийские области продолжалась. В 807 и 806 гг. противники дважды воевали в Манне.

    С новой силой разгорелась борьба между ассирийцами и урартами в самом конце IX в. - 802-801 гг. до н.э. К этому времени относится второй поход Менуа в Манну, где он (недалеко от Миандоба) строит или восстанавливает крепость и оставляет свои гарнизоны. Иногда устанавливалось временное господство урартов на части территории Манны.

    Первая половина VIII в. до н.э. была периодом ослабления Ассирии и усиления Урартского государства. В урартских источниках этого времени все чаще упоминается Страна Мана, против которой совершается множество походов. Урарты не только грабят эту страну, уводят бесчисленное количество мелкого и крупного рогатого скота, тысячи пленных, облагают местное население данью, но и пытаются укрепиться на этих землях, строят в захваченных районах крепости.

    Особенно участились и по существу стали регулярными походы урартов в Приурмийский район, и в частности, в Манну, в период правления Аргишти I. Урарты вторгались в эти области в 784, 781-774 гг. до н.э. За эти десять лет в Приурмийских областях по весьма приблизительному подсчету было убито и захвачено в плен более 50 тысяч человек, угнано более 100 тыс. мелкого и 40 тыс. крупного рогатого скота, много лошадей, верблюдов, разрушено множество городов и других населенных пунктов. Однако Манна продолжала бороться и временами переходила в контрнаступление, которое имело место уже в середине 70-х годов в VIII в. Очевидно, в это время или немного позднее Манна несколько окрепла, хотя сюда совершали свои разрушительные походы Аргишти I (в 773, 772, 771, 769, 768 гг.) и Сардури II (в начале 50-х годов VIII в.). В середине 60-х годов Аргишти I захватывает Бушту, ряд районов к югу-востоку от Урмии, вторгается в Южное Закавказье (в страну Этиуни) и завоевывает укрепленный "царский город" Манны Шимерихадири, угоняет оттуда много мужчин и женщин.

    При Сардури II завоевательная политика урартов еще более обостряется. Сардури II вторгается в североприурмийские области и заходит вглубь южно-азербайджанских земель. Он сообщает о победе над горной страной Пулуади, о захвате 21 крепости, 45 "городов" и "царского города Либлиуни". В своей летописи царь говорит о том, что строил в захваченной области свои крепости для усмирения вражеской страны.

    Это был период наибольшего проникновения урартов на территорию Манны. В завоеванных областях ими были построены крепости, где содержалось войско и подготавливались новые походы. Позднее в этих районах побывал Аргишти II. Несмотря на значительный урон, понесенный в результате войн с Урарту, Манна продолжала бороться, оказывая упорное сопротивление урартским царям. Именно в борьбе с Урарту Манна и консолидировалась как единое государство, охватывавшее временами почти всю территорию Южного Азербайджана. Воспользовавшись борьбой, завязавшейся между Ассирией и Урарту в 40-30-е годы VIII в. до н.э., Манна даже расширила свою территорию. Вообще следует отметить, что вторая половина VIII в. до н.э. была временем укрепления и расширения Маннейокого царства. Однако впоследствии при ассирийском царе Саргоне II Манна была вновь окружена отпавшими от нее враждебными правителями областей.

    Время усиления Манны длилось, по-видимому, до конца 20-х годов VIII в., когда от Манны благодаря урартской помощи отпадают ее "великие наместники".

    В период усиления и расширения Манны ей подчинялись земли периферийных полунезависимых правителей. Манна, включая зависимые области, охватывала весь южный бассейн озера Урмия, восточное побережье озера вплоть до водораздела между Урмией и Араксом, а также значительную часть бассейна реки Кызыл-Узен с районами, простиравшимися от него на юг. Можно полагать, что территория Манны приблизительно совпала с будущей Мидией Атропатеной, т.е. Южным Азербайджаном.

    Наибольшего расцвета Манна по всей вероятности достигала при предшественниках царя Иранзу и в начале правления последнего. Имена предшественников Иранзу нам неизвестны. Превращение Манны при Иранзу в одну из сильных держав Древнего Востока не могло не тяготить полунезависимые окраинные царства и не вызывать опасений Урартского государства. Урарту, не сумев справиться с Манной, пытается восстановить против нее подвластные ей области. В конце правления Иранзу его позиции слабеют. Положение Манны к 20-му году VIII в. до н.э. было уже тяжелым. Манну мог спасти только союз с Ассирией. Маннейскому царю Иранзу, видимо, теснимому отколовшимися от него правителями Зикерту, Уишдиша, Мной, Андиа, а также царем Урарту Русой I, начавшему совершать набеги на пограничные области Ассирии, не оставалось другого выхода, как признать верховную власть ниневийского владыки, и тем самым, хоть в какой-то мере спасти положение.

    Открытый переход Иранзу в лагерь Саргана II еще более усилил враждебные отношения к нему со стороны Русы I и Метатти - "царя" Зикерту. Метатти был одним из самых деятельных вождей анти-ассирийской коалиции. Оба союзника начинают теснить Иранзу, против которого в 719 г. восстали его же собственные города - Шуандахул и Дурдука, которым зикертийский владыка Метатти посылает военную помощь. Отпали также и перешли в лагерь противника Ассирии города Сукка, Бала, Абитикна.

    Позиции Ассирии в Приурмийском районе были в настолько угрожающем состоянии, что Саргон II решил немедленно принять контрмеры, тем более, что и на юге, в областях Элама и восточнее росло недовольство политикой могущественной Ассирии, и эти земли в любой момент могли бы занять важное место лагере противников Ассирии.

    Саргон II, по всей вероятности, опасаясь за ход своего начинания, пока решил ограничиться карательной экспедицией против отложившихся от Манны и принявших сторону Русы и Метатти городов. Этот поход царя Ассирии состоялся в 719 г. Мятежные города были разрушены и часть жителей переселена в западные владения Ассирии.

    После ухода Саргона II в Приурмийской зоне происходят значительные изменения, нанесшие серьезный урон ассирийским интересам. Скончался (между 719 и 716 гг.) верный и убежденный союзник Ассирии царь Иранзу, которого Саргон хотя и называет "покорным рабом, несущим мое ярмо", на деле являвшийся, конечно, союзником и партнером Ассирии. Руса I, оправившийся от нанесенного ему киммерийцами удара, вновь проявляет в Приурмийском районе активность, направленную против Ассирии.

    Взошедший на престол Манны сын Иранзу Аза пытается, как и его отец, ориентироваться на Ассирию, что, однако, не могло не вызывать у Русы I и Метатти враждебного к нему отношения. Вскоре Аза был убит и на престол взошел его брат Уллусуну, перешедший в лагерь противников Ассирии. В этот критический для интересов Ассирии момент, в 716 г. до н. э., Саргон II идет походом в Приурмийский район, в част- ности, в Страну маннеев.

    Разгром антиассирийской коалиции имел положительные последствия для Манны. В так называемой "Торжественной надписи" Саргона II сообщается о том, что "Уллусуну маннейский, услышав среди неприступных гор о делах, которые и совершил, прилетел как птица и обнял мои ноги. Его бесчисленные грехи я простил ему, забыл его преступления, даровал ему милость и посадил его на царский престол. 22 крепости и два укрепленных города, отня-тые мною у Урсы (Русы) и Метатти, и ему отдал и восстановил его угнетенную страну и сделал мое царское изображение, написал на нем о победах Ашшура, моего владыки, водрузил его на будущие времена в его царском городе Изирту".

    Впоследствии царь Уллусуну оставался верным союзником Ассирии, о чем сообщается в ассирийских источниках. В переговорах с Уллусуну Саргон II обещал маннейскому царю начать поход против Урарту с целью возвращения утраченных Манной земель. Во время переговоров был устроен пир в честь Уллусуну и маннеев. "Перед царем Уллусуну... и поставил накрытый стол, возвысил престол его выше, чем Иранзу, отца его, родителя; их (маннеев - Ред.) с ассирийцами и посадил за веселую трапезу, и мою царственность пред Ашшуром и богами страны своей они благословили. Это было равносильно признанию Манны союзной державой, что, в свою очередь, должно свидетельствовать о роли и значении Манны в политической жизни Переднеазиатского Востока того времени.

    Ассирийский царь в 714 г. до н. э. нанес на горе Уауш страшное поражение своим противникам, разбив их наголову. Саргон сообщает, что он "поверг воинство, рассеял полк Метатти зикертийского и окрестных царей. Войскам Урарту, злого врага, и его союзникам "нанес поражение, на горе Уауш обратил их в бегство... Победу Ашшура, моего владыки, на вечные времена установил и над Урарту... людей Андии и Зикерту и покрыл смертной пеной".

    Грозный владыка не забывает сообщить о том, что "стопы злого врага отвратил от Страны маннеев, сердце Уллусуну, их владыки и благотворил и для страждующих людей его дал сиять свету".

    Ассирийцы огнем и мечом прошлись по всей территории Урарту. Возвращаясь в свою страну, Саргон совершил набег на Мусасир, религиозный центр Урарту, находившийся юго-западнее Урмийского озера, в районе совр. Ревандуза. Мусасир был захвачен и разграблен, вслед за чем урартский царь Руса I покончил жизнь самоубийством.

    Маннейский царь, "воспользовавшись тем, что самые опасные враги Манны были разгромлены, восстанавливает свой суверенитет над землями, захваченными урартами.

    После разгрома Саргоном Андии, Зикерту и Урарту Манна приобретает вновь власть почти над всей или над значительной частью территории Южного Азербайджана. Манна становится одной из могущественных держав того времени. Вскоре усилившаяся Манна уже отваживается нападать на ассирийские земли.

    Манна в период правления царя Ахшери (он управлял страной до 50-х годов VII в. до н.э.) значительно расширила свои владения. С маннейским царем в то время считались и урарты, и ассирийцы. Однако процветание Манны длилось недолго. Около 660 г. до н.э. ассирийцы нанесли маннеям тяжелое поражение. После этого Манна утратила свои великодержавные позиции. Силой и мощью Манна в значительной мере обязана была союзу с киммерийцами, скифами и мидянами, который, однако, распался к концу 70-х годов вследствие измены части скифов общему делу. Перешедшая на сторону ассирийцев часть скифов во главе с Партатуа помогла Асархалдону нанести удар по маннеям, с которыми продолжала находиться в союзе другая часть скифов во главе с Ишпакаем.

    Уже в период правления Ашшурбанипала (668-627) около 660 г. ассирийцы нанесли Манне очень тяжелое поражение, окончательно лишив ее былой силы. Манна была низведена до уровня вассала ниневийских владык, которым она оставалась верна вплоть до своего падения. Это стало причиной того, что мидяне теперь должны были видеть в маннеях, бывших своих союзниках, противников.

    Неудачная война обострила и без того напряженное положение в стране. Вспыхнуло восстание, которое закончилось гибелью царя Ахшери.

    Последнее упоминание о маннеях в известной "Хронике Гэдда" относится к 616 г. до н. э. Однако по некоторым данным падение Маннейского царства можно отнести ко времени после 593 г. до н.э.

    Мидийское завоевание сыграло решающую роль в древней и раннеcредневековой истории нашего отечества. Оно имело решающую роль для самой Манны не только тем, что положило конец существованию местной государственности на несколько веков, но и тем, что изменило этноязыковой облик страны. Начиная с этого времени вследствие интенсивных этнических процессов местные племена постепенно воспринимают говоры мидийского языка, превращаясь в мидян, и начинают именоваться мидянами, а сама Манна, ставшая составной частью Мидии - Мидией, или Малой Мидией, а позднее - Мидией Атропатеной, (Атарпатаканом, Атропатеной, Адурбадаганом)
                                                                                                                                                       
                                                                             

    Категория: История Азербайджана | Добавил: Admin (12.01.2011)
    Просмотров: 1754 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017
    Реклама
    M.Maqamayev.Azerib
    Погода
    Статистика
    Яндекс.Метрика